Глава Камчатки:  все нормальные губернаторы дома подкаблучники. Потому что так надоедает принимать решения на работе
13 апреля 2022

Как получить выгоду от санкций: эксперты оценили возможности Калмыкии и других регионов Юга в новой геополитической ситуации

Россия вместе с Ираном будет искать возможности «обходить» санкции Запада, заявил глава российского МИДа Сергей Лавров. По мнению наблюдателей, помимо совместных дипломатических усилий подразумевается и сотрудничество в выстраивании разрушенных логистических цепочек.

В этой связи особое внимание регионам Юга, через которые могут пройти новые транспортные потоки. Смена логистических направлений в первую очередь открывает возможности для прикаспийских регионов: Дагестана, Астрахани и Калмыкии.

«В сложившейся геополитической ситуации нужно использовать те возможности, которые имеются сейчас. И мыслить с точки зрения экономической эффективности и инвестиционной отдачи проектов, – комментирует доктор экономических наук, академик РАЕН Валерий Абрамов. – И тут, мне кажется, транспортный коридор с выходом на Иран и дальше может быть хорошей альтернативой коридору «Запад – Восток». Иран сегодня – это своеобразный транспортный хаб, откуда российские товары могут идти в Индию (ее экономика сопоставима по своим масштабом с Китаем), а также в другие страны Индийского океана. Главная задача заключается в том, чтобы через эти ответвления транспортных коридоров нарастить не только поток экспорта насыпных и наливных грузов, но и контейнерных перевозок. Наиболее подготовлены для перевалки и мультимодальных перевозок Оля́ и Махачкала, но и Лагань имеет возможность нарастить потенциальные объемы, поэтому будет задействовано несколько траекторий. В порту Оля уже проведен комплекс дноуглубительных работ, что позволяет увеличить осадку судов, которые будут доставлять грузы до Ирана. И сейчас рассматриваются варианты, связанные с построением порта в Калмыкии для расширения имеющихся возможностей».

Главным преимуществом Лагани эксперты считают незамерзающие воды (в отличие от порта Оля) и потенциал для дальнейшего роста (в отличие от Махачкалинского порта, который ограничен городской застройкой). Развитие морского порта благодаря усилиям главы Калмыкии Бату Хасикова в 2020г. включено в схему территориального планирования РФ в области федерального транспорта. Проект также стал частью Индивидуальной программы развития Калмыкии, которая утверждена правительством РФ. Сложившаяся ситуация может существенно ускорить реализацию проекта.

«Мы понимаем, что находимся очень выгодно географически, соединяя Кавказ, Юг России, Поволжье с выходом на Казахстан. Калмыкия по факту стоит на перекрестке дорог «Запад – Восток» и «Север – Юг». И сегодня развитие нового транспортного коридора, включая порт Лагань, выгодно не только для Калмыкии, это выгодно для всего Юга, и всей России», – говорит зампред правительства Калмыкии Наран Кюкеев.

Перспективность Лагани для приема и отправки морских грузов отметил посол Ирана в РФ Казем Джалали, побывавший осенью 2021г. с визитом в Калмыкии, а также непосредственно на площадке проекта. «По его словам, на российской стороне Каспия нужны новые порты, а Лагань – идеальное место для разворачивания портовых мощностей. Ирану важно иметь стабильный поток грузов в обоих направлениях, однако возможности двух имеющихся российских портов на Каспии ограничены, например, у самого Ирана сейчас восемь каспийских портов. И как раз Лагань может взять на себя те объемы, которые в силу разных особенностей не способны перерабатывать Оля и Махачкала», – поделился с «Клубом Регионов» Кюкеев.

В сложившейся ситуации глава Калмыкии наряду с губернаторами Дагестана и Астраханской области получает «довольно сильный шанс нарастить инфраструктурное строительство, в первую очередь дороги, как региональные, так и федеральные», считает руководитель лаборатории социальных исследований Института региональных проблем Пётр Кирьян: «Транссиб сегодня забит, и в этом есть значительный плюс для нового логистического направления. Но требуются существенная модернизация и расширение портовых мощностей на Каспии. И если серьезно начнут прорабатывать эти проекты, то нужно будет в кратчайшие сроки, буквально за три–пять лет, существенно модернизировать всю эту структуру, чтобы не только принять, но и быстро обработать и вывезти грузы железной или автомобильной дорогой. Иначе недостаток мощностей делает затею с МТК бессмысленной. Нужны связка с автомобильными и железными дорогами и, конечно же, расширение имеющихся транспортных сетей».

И здесь стоит обратить внимание, что только в этом году на развитие дорожно-транспортной сети Калмыкии заложено свыше 2 млрд руб. и сейчас идут переговоры с Росавтодором об увеличении этой суммы примерно на треть. О выделении дополнительных средств из федерального бюджета на софинансирование дорожных работ в рамках нацпроекта стало известно по итогам рабочей встречи Бату Хасикова и главы Росавтодора Романа Новикова в декабре 2021г.

Ранее эксперты отмечали, что федеральное внимание к вопросу транспортной и логистической доступности Калмыкии может быть связано как с необходимостью стимулировать экономику региона, так и с международными проектами создания транспортных коридоров по всему Югу России. Помимо строительства и ремонта автомобильных дорог за последние два года Калмыкии удалось увеличить авиасообщение с двух до десяти направлений, а также восстановить железнодорожное сообщение: первым пассажирским направлением стало черноморское побережье, сейчас идут переговоры о запуске поездов в Ростов и Москву. Уже сегодня очевидно, что те системные изменения, которые произошли за последние два–три года в транспортно-логистической отрасли Калмыкии, свидетельствуют о готовности республики встроиться в международный транспортный коридор.

В рамках работы по настройке новых торгово-транспортных цепочек, которую правительство России сейчас будет вести ускоренными темпами, для всех глав прикаспийских регионов открывается возможность развивать свой потенциал через инструмент государственно-частного партнерства, считает академик Абрамов. «Есть целая группа заинтересованного бизнеса, который готов вкладываться и активно участвовать в создании новых интегрированных транспортно-логистических структур. Вот с ними сейчас губернаторы должны в первую очередь выстраивать отношения», – уверен эксперт.

«Второе, на что сейчас стоит сделать упор, – продолжает Абрамов, – это развитие экспорта сельхозпродукции. Для Астрахани это может быть аквакультура, а для Калмыкии – продукция мясного животноводства. В ряде азиатских стран с быстрорастущим населением усугубляется продовольственный кризис, и регионы Юга получают возможность наращивать объемы экспорта. Губернаторам нужно понимать направление экспорта своей продукции и соответственно принимать необходимые меры для его расширения, чтобы отрасль была готова эти объемы производить».

В этой части у Калмыкии также есть существенный задел. Традиционная для республики отрасль – мясное животноводство – при поддержке региональной власти уже сегодня выходит на новый уровень развития. Первым шагом к модернизации отрасли стало создание на базе КалмГУ научно-производственного центра по воспроизводству сельскохозяйственных животных. Конечная цель этой работы – снабдить животноводческие хозяйства республики качественным и высокопродуктивным племенным материалом, что позволит нарастить объемы производства говядины и баранины.

Активное включение региона в решение всего комплекса стоящих перед страной задач по восстановлению торгово-транспортной логистики даст еще один существенных плюс – повышение занятости.

«В ходе реализации этих проектов регионы могут получить какое-то количество дополнительных рабочих мест в портовых, транспортных, строительных, логистических компаниях, нужен будет и административный персонал для сопровождения. И даже если это будет не слишком большое количество новых мест, но в сегодняшних условиях это все равно значимо», – говорит Пётр Кирьян.

На появление новых рабочих мест для жителей республики, а также на пополнение доходной части бюджета рассчитывает и глава Лаганского района Очир Очиров. «Для Калмыкии это катализатор развития дополнительных производств, как промышленных, так и сельскохозяйственных. Наши производители получают налаженную систему сбыта, транспортировки и экспорта, – говорит Очиров. – Порт и все, что с ним связано, будут генерировать порядка 400–500 рабочих мест. Кроме того, это налоги в местный и региональный бюджеты, это локализация различных производств, которым выгодно иметь перерабатывающие мощности рядом с портом. В первую очередь это мукомольное производство и производство растительного масла. Окупаемость очень высокая. Семечку привезли или зерно, муку отбили, загрузили в танкер и отправили в Иран. У нас уже есть инвесторы этого профиля, которые готовы прийти в регион, как только будет запущено строительство порта. Есть желающие построить плодоовощные склады для приема продукции из Ирана и Индии, чтобы далее ее развозить в другие регионы страны».

Комментируя возможности, которые открываются перед регионами Юга, эксперты сходятся во мнении, что большие международные проекты всегда вносят вклад в развитие опорной территории. И в этой части губернаторы, которые сегодня сумеют сориентироваться быстрее других, смогут получить максимум выгоды в первую очередь для собственного региона, включая решение социально-экономических проблем, занятость и качество жизни.

Версия для печати