Политолог:  на борьбе с Дегтярёвым запал жителей Хабаровска закончится, и следующего губернатора они будут воспринимать как мессию
6 июля 2020

Эксперты обсудили политическую ситуацию на Кубани в период эпидемии и голосования по Конституции

Экспертно-аналитический центр «Юг» /Краснодар/ Эксперты рассказали о том, с какими проблемами сталкиваются жители Кубани, чего они ждут от губернатора Вениамина Кондратьева, как в самом крупном регионе Юга России прошло голосование по поправкам к Конституции, и какого результата ждать на предстоящих губернаторских выборах.

Фото: из открытых интернет-источников

«Клуб Регионов» и Российская ассоциация политических консультантов продолжают обсуждать общественную и политическую ситуацию в субъектах РФ на основе комментариев местных политологов, политиков и общественных деятелей. В этот раз эксперты рассказали о том, с какими проблемами сталкиваются жители Краснодарского края, чего они ждут от губернатора Вениамина Кондратьева, как в самом крупном регионе Юга России прошло голосование по поправкам к Конституции и какого результата ждать на предстоящих губернаторских выборах.

В обсуждении принимают участие:

Арушан Вартумян – политолог, проректор по научной работе СКФУ;

Евгений Витишко – эколог, член федерального совета партии «Яблоко»;

Алексей Кольба – политолог, профессор кафедры государственной политики и государственного управления КубГУ;

Геннадий Подлесный – политолог, кандидат политических наук, президент «Центра прикладной социологии и политологии»;

Евгений Пономаренко – политолог, директор Краснодарского краевого социологического центра;

Ольга Степанищенко – политолог, доцент кафедры политологии и права КубГУ;

Галина Ташматова – политобозреватель, председатель краснодарской краевой общественной организации независимых журналистов «Голос Кубани»;

Руслан Ткаченко – политолог, директор Агентства политического консалтинга «PRиоритет»;

Спектр проблем, которые участники онлайн-обсуждения считают самыми важными для Краснодарского края, оказался довольно широким – от типичного для остальных регионов падения доходов населения до специфических: экология, кризис в туристическом секторе, межэлитные конфликты. Эксперты сходятся во мнении, что один из главных запросов сегодняшнего дня на Кубани – диалог власти и общества.

Геннадий Подлесный, политолог, кандидат политических наук, президент «Центра прикладной социологии и политологии»:

«На Кубани есть запрос на справедливость, особенно на справедливость в судах. И есть запрос на диалог с властью. Это два основополагающих вопроса, и ответа на них нет. Сегодня диалог с властью происходит в форме монологов руководителей разного уровня, а по телевизору видим только то, что они нам хотят показать: к примеру, диалог нашего уважаемого Вениамина Ивановича Кондратьева с оперативным штабом.

Главы муниципалитетов, их замы также совершенно не понимают, какие коммуникации должны быть с народом. И они почему-то считают, что всё, что они делают в тиши кабинетов, автоматически становится известно. А это совершенно не так. И когда даже что-то хорошее делается в крае, люди начинают воспринимать это как какой-то подвох. Мост построили в Апшеронском районе – значит, хотят приватизировать кусок земли на той стороне, потому и построили. И таких примеров много. Отсутствие внятного диалога и запрос на справедливость, который постоянно растет, – вот эти два момента я считаю основными. Если бы власти удалось выстроить внятный диалог и адекватно реагировать на запрос справедливости, мы бы имели совсем другую Кубань».

Евгений Пономаренко, политолог, директор Краснодарского краевого социологического центра:

«Соглашусь с тем, что у нас есть запрос на обратную связь. Иными словами: услышьте нас. Я прямо кидаю камень в огород нашего краевого ведомства, которое занимается информационной политикой. Ее эффективность надо усиливать. Чиновники где-то глубоко и далеко в кабинетах уверены, что их видят и слышат, ведь они провели прямой эфир оперативного штаба. А потом выясняется, что нет, население требует развернутых комментариев и ответов на возникающие вопросы. Но при этом я не вижу активных социальных групп. Есть отдельные представители, но сильных, политических в первую очередь, групп, которые бы сформировали этот запрос, нет.

Еще один запрос, который показали наши исследования, – это запрос на определенную регионализацию. Жители края вернулись к осознанию того, что они самостоятельный субъект Российской Федерации, что они – Кубань. Это связано было в первую очередь с тем, что коронавирус был в большом количестве завезен в Сочи, после чего в сознании появилось некое противопоставление «мы – они». Они – это «москвичи, которые привезли нам заразу». Но у этой проблемы две стороны: побережье хочет зарабатывать деньги — и страх заболеть уходит на задний план, поскольку желание заработать побеждает. При этом остальная часть края далеко не в восторге от того, что вся Россия поехала к нам. Жители края хотели открытия курортного сезона, чтобы самим поехать на море, а остальные пусть подождут. Поэтому противопоставление «мы – они» проявилось и в этом ракурсе. Но пока это недовольство в виде политического запроса не сформулировано».

Евгений Витишко, эколог, член федерального совета партии «Яблоко»:

«Действительно, сейчас большое количество москвичей находится на побережье. На выходные приезжают жители Краснодарского края и близлежащих регионов: Ростовской области и Ставрополья. Те, кто хочет обезопасить себя и других, заселяются в санатории, там больше контроль за состоянием каждого отдыхающего, а не дикий отдых, когда пляжи, стоянки и прочее. И здесь я вижу, что и краевые, и муниципальные власти, действительно, работают и стараются контролировать. Губернатор принял решение о начале турсезона, и многие вещи, которые он принимает на законодательном уровне, я поддерживаю.

Для побережья это очень важный момент, он дает поступления в бюджет. Туристы – это деньги, которые будут местным жителям обеспечивать существование на какое-то время. Мы все понимаем, что бюджет в этом году будет провальный, потребуются субвенции от федцентра».

Алексей Кольба, политолог, профессор кафедры государственной политики и государственного управления КубГУ:

«Мне кажется, что главная проблема – пассивность граждан, их разобщенность, что порождает чувство тревожности, особенно когда размываются какие-то юридически основы. Например, в ходе эпидемии срочно меняется законодательство, вводятся какие-то ограничения. Люди не понимают, чем это обосновано, у них сразу возникают какие-то подозрения, что это связано не с эпидемией, а с какими-то другими проблемами. Край переполнен слухами, и отсюда настороженность по отношению к действиям властей всех уровней, но в первую очередь регионального уровня, конечно. А все оговорки губернатора Кондратьева придали этому даже сатирическую и язвительную окраску.

Второе – ситуация с эпидемией хорошо показала пределы управляемости. С одной стороны, люди пассивны, но в то же время их пассивность имеет иногда характер сопротивления. Например, масочный режим и другие ограничения соблюдались буквально первые две недели. А затем с каждым днем нарастала ситуация, когда переставали соблюдать ограничения, и даже в пиковые моменты маски носили максимум 20%. То есть если люди не понимают, то у них это вызывает отторжение и они перестают этому подчиняться. И нет механизма, который заставил бы это делать. Можно, конечно, устроить какие-то репрессии, но это, как правило, ведет к всплеску недовольства, и там, где возникает угроза хоть каких-то протестов, сразу предел управляемости чувствуется. Механизмы, которые могли бы обеспечить эффективность управления, не работают».

Ольга Степанищенко, политолог, доцент кафедры политологии и права КубГУ:

«Однозначно могу сказать, что власть и народ у нас очень далеки. Чего люди хотят от власти на Кубани? Избавиться от головотяпства. У нас постоянно и стабильно только одно – мы постоянно делаем дороги, кладем плитку и т. д. Но люди хотят, чтобы власть повернулась лицом, а не просто рапортовала, что мы впереди планеты всей, и выполняла бездумно все то, что сверху говорят, с одной лишь целью – правильно отчитаться. Я думаю, народ хочет, чтобы наша власть, наши избранники, прежде всего думали о людях, а не о том, чтобы докладывать наверх, что наш край лучший».

Руслан Ткаченко, политолог, директор Агентства политического консалтинга «PRиоритет»:

«Основной запрос к власти – стабилизация ситуации, вызванной коронавирусом. Сейчас большинство ограничений в крае сняты. Но карантинные ограничения и вынужденный простой наложили свой отпечаток. Экономическая составляющая предприятий малого и среднего бизнеса очень низкая. Ожидание населения от власти заключаются в скорейшей стабилизации ситуации в регионе. При этом губернатор Кондратьев занят своей предвыборной кампанией, нежели какими-то действиями и мероприятиями, которые бы способствовали скорейшему выходу из кризиса. Его действия продиктованы стремлением переизбраться и направлены на самопиар».

Арушан Вартумян, политолог, проректор по научной работе СКФУ:

«Краснодарский край – один из самых динамичных регионов Юга, и огромное количество людей сюда приезжает на постоянное место жительства. Население растет, и самая большая проблема – несоразмерное развитие Краснодара его населению: таких пробок, как в Краснодаре, нет ни в Москве, ни в Питере. Вторая проблема – с сокращением денег на курортах Черноморского побережья из-за коронавируса. Каждый год край принимал 14–15 млн отдыхающих, в этом году, по прогнозам, будет вдвое меньше. Третье – урожай зерна в этом году будет меньше, а это стабильный доход сельского хозяйства. Из-за неблагоприятных условий потеряем 2–3 млн тонн зерна. И еще одна проблема связана с экологией почв. Интенсивное земледелие привело к тому, что наши легендарные черноземы в отдельных районах исчерпали себя и урожайность начала падать».

Галина Ташматова, политобозреватель, председатель краснодарской краевой общественной организации независимых журналистов «Голос Кубани»:

«Коронакризис сказался на малом бизнесе Кубани. Его лихорадит, и это, на мой взгляд, главная проблема региона. Из последнего – массовые выступления предпринимателей Славянского района против, так скажем, диктата силовых структур. Малый бизнес сейчас нуждается в поддержке, деньги в регионы пошли, но конкретные малые предприятия их еще не получили, а это сотни тысяч рабочих мест. У нас героическая эпопея: неизвестно, получишь ли деньги, но круги ада должен пройти. Юридической службы, которая бы занималась получением дотацией, у малого бизнеса нет. Люди задаются вопросом: а стоят ли эти деньги того драгоценного времени, которое придется потерять на оформление этих бумажек, когда только-только разрешили работать и надо наверстывать? Нужны другие схемы распределения дотаций.

Вторая проблема проистекает из первой — туризм, который в большинстве своем тот же самый малый бизнес. До сих пор не понятно, как это будет работать. Сначала сказали о необходимости справок. Для стандартной семьи из четырех человек 1,2 тыс. руб. за каждую справку – это ощутимые затраты, которые препятствуют отдыху в этом году.

Третья проблема – дети. Началось лето, детские лагеря в массовом порядке не работают, детские площадки при школах не работают, в садах открыли отдельные группы в экспериментальном порядке. Родители выходят на работу – и куда девать детей? По 10 тыс. стали выплачивать, этого хватит на питание, но не решает проблему устройства детей, обеспечение их безопасности».

Евгений Витишко, эколог, член федерального совета партии «Яблоко»:

«Самая острая экологическая проблема сейчас в Белореченске: жители продолжают дышать свалочными газами и воспринимают происходящее как бездействие властей. Хотя губернатор туда ездил, поручения даны, и, как обычно, ничего не выполнено. Люди настроены до губернаторских выборов провести голодовку и пойти из Белореченска в Краснодар. Примерно такая же ситуация и на Тамани, где начал работать крупнейший порт, и там засыпана углем прилегающая территория, а на пляжах – нефтепродукты. Несмотря на то что Темрюкский район – курортный: есть санитарно-защитные зоны, большое количество заповедников природы. В общем, ситуация чуть помягче, чем в Норильске.

Что же касается диалога общества и власти, то мне не кажется, что это имитация процесса. Они нас действительно слушают, иногда мы даже ругаемся на каких-то больших совещаниях вплоть до вице-губернаторов, спорим на какие-то темы, обвиняем в неправильных действиях. Но вот потом они на нас жалуются чуть ли не в администрацию президента, что губернатор держит у себя под боком оппозицию».

В ходе дискуссии эксперты обсудили и принятые поправки к Конституции. Краснодарский край продемонстрировал один из самых высоких показателей в стране. В общероссийском голосовании приняло участие 85,5% избирателей, за принятие поправок высказалось 88,92%. Участники дискуссии называют несколько причин, которые способствовали такому результату.

Геннадий Подлесный, политолог, кандидат политических наук, президент «Центра прикладной социологии и политологии»:

«У нас в крае выездная модель сработала в виде супервыездной модели, и в некоторых районах мы получили до 58, даже до 60 процентов проголосовавших до 1 числа. Естественно, такого никогда не было. Второе – зацепили очень чувствительные струны: землю никому не отдадим, ни шагу назад, брак – это мужчина и женщина, никаких тебе шести полов. Плюс очень чувствительный пласт социальных преобразований, когда власть говорит гражданину: «Ты будешь получать не менее этого, теперь будет индексироваться, допустим, пенсия не потому, что пришел добрый царь или руководитель правительства, а потому что это в Конституции записано». Вот это все сработало».

Евгений Пономаренко, политолог, директор Краснодарского краевого социологического центра:

«Если говорить об итоговых результатах плебисцита, то во многом сыграло роль не только расширенное голосование, достучавшееся до каждого дома и каждого двора, но и определенный консерватизм жителей региона. В крае по-прежнему ощутимы консервативные настроения, патерналистские — мы же много лет входили в так называемый «красный пояс». Кубань традиционно показывает высокую явку и традиционно демонстрирует провластные настроения».

Руслан Ткаченко, политолог, директор Агентства политического консалтинга «PRиоритет»:

«С учетом того что голосование по поправкам к Конституции не попадало под закон о выборах, то проконтролировать процесс было достаточно сложно. Голословно обвинять нельзя, но у меня возникают сомнения: так ли высока была явка на Кубани, ка кнам сообщили? Я не оспариваю результат в части «да/нет», он закономерен. Но вопрос явки в регионе вызывает сомнения».

Евгений Витишко, эколог, член федерального совета партии «Яблоко»:

«Согласен с Геннадием Ивановичем, что для жителей Кубани были наиболее значимы поправки на тему союза мужчины и женщины. Наше население в этом плане очень консервативно. Ну и, безусловно, все социальные поправки, вызывают одобрение. Социальная тематика у нас активно приветствуется.

К числу негативных моментов по плебисциту я бы отнес полное отсутствие региональной кампании по подготовке к голосованию. Никто этим в крае не занимался, в принципе никакой рекламы – ни против, ни за – не велось. Никакой разъяснительной работы, кроме баннеров, которые висели чуть ли не на каждом заборе. Их было даже больше, чем в период выборов и президентской кампании. А 60% избирателей края, проголосовавших до самого дня голосования, говорит о том, что была проведена та административная работа, которая всегда велась по подготовке выборов и их проведению, в том числе и с участием избирательной комиссии».

Эксперты также не обошли вниманием и предстоящие выборы губернатора Краснодарского края, которые пройдут в Единый день голосования, 13 сентября. В целом эксперты считают, что выборы пройду спокойно и, несмотря на возможное нарастание протестных настроений, Вениамин Кондратьев без проблем переизберется на следующий срок.

Галина Ташматова, политобозреватель, председатель краснодарской краевой общественной организации независимых журналистов «Голос Кубани»:

«Выборы губернатора умы трудящихся не занимают, мы понимаем, что он у нас главный кандидат, говорю без всякой иронии. Но у нас есть традиция в Краснодарском крае: мы всегда давали одни из самых высоких результатов по России, и каждый следующий губернатор считает своим долгом не только поддержать результат предшественника, но немножечко превзойти. На Кубани это считается у политиков хорошим тоном. Они в некотором смысле становятся заложниками этой традиции».

Геннадий Подлесный, политолог, кандидат политических наук, президент «Центра прикладной социологии и политологии»:

«Если, условно говоря, шлюз диалога власти и общества не будет открыт, то мы получим очень низкую явку, 20–25%. Губернатор, разумеется, будет избран, Кондратьев безальтернативен. Его юридическая легитимность будет 100%, а легитимность фактическая окажется под большим вопросом. И тогда наступит то, о чем часто говорят эксперты: Кубань – это территория, где элита грызется между собой. И если шлюзы не будут открыты, если мы не получим от губернатора в ходе избирательной кампании четкого понимания того, что он слышит нас, что он эти проблемы видит, выстраивает какие-то шаги для их решения, то тогда получим абсолютно спокойную кампанию: все будет здорово, но голосовать люди не пойдут. А зачем идти, если никто нас не хочет слушать, не хочет наши проблемы решать?»

Евгений Витишко, эколог, член федерального совета партии «Яблоко»:

«Я уже говорил выше, что тот диалог, который мы пытаемся вести с властью, в итоге приводит к жалобам в федцентр. И я не уверен, насколько это нужно губернатору Кондратьеву сейчас, в период предвыборной кампании. То есть жалуются на нас, а рикошетом это бьет по Кондратьеву. Я считаю, что реальной альтернативы действующему губернатору нет. Те, что выдвинуты различными политическими партиями, своим выдвижением, по сути, поддержали губернатора, но при этом создали видимость конкуренции».

Алексей Кольба, политолог, профессор кафедры государственной политики и государственного управления КубГУ:

«Мне кажется, что к осени ситуация будет более сложная и недовольство может активизироваться. Сейчас люди озабочены решением экономических проблем, которые возникли в ходе эпидемии. Генератором протестов может стать падение доходов, а также возвращение ограничений, если ситуация с коронавирусом вновь ухудшится. Мне кажется, что люди очень негативно это воспримут, и это представляет опасность. Но к середине сентября большого негатива еще не будет, в этом плане дата выборов удачная и работает на Кондратьева».

Евгений Пономаренко, политолог, директор Краснодарского краевого социологического центра:

«Я бы не был столь пессимистичен, как Алексей Иванович. У нас подешевели фрукты и овощи, начался курортный сезон, люди поехали зарабатывать деньги и сами отдыхать. Сентябрь представляется, действительно, более удобным периодом, и 13 сентября – очень хорошая дата для голосования, так что в общем и целом предполагаю, что все пройдет хорошо и позитивно. Но исходя из сегодняшней ситуации, все будет именно так, как говорит Геннадий Иванович: низкая явка и вопрос фактической легитимности. Поскольку все существующие до коронавируса проблемы: медицина, дороги, трудоустройство – никуда не делись. Эти проблемы не решены в крае, и люди не видят, как они будут решаться».

Подготовлено экспертно-аналитическим центром «Юг»

Версия для печати