Ставропольский край
Президент Путин:  Прямая связь с регионами – это чрезвычайно важная, просто очень важная вещь
24 июля 2023

Оксана Романенко, руководитель ставропольского филиала Государственного фонда «Защитники Отечества»: не каждый способен выдержать работу социального координатора

С 1 июня 2023г. во всех регионах России начали работу филиалы фонда «Защитники Отечества», главная цель которых – оказание всемерной поддержки ветеранам СВО и другим участникам боевых действий, а также их семьям. Техническое открытие филиала Фонда в Ставрополье прошло 30 мая. Что удалось сделать за эти неполные два месяца и как в работе фонда участвуют краевые власти, «Клуб Регионов» поговорил с руководителем краевого филиала Оксаной Романенко.

– Филиал фонда работает с 30 мая, за эти неполные два месяца есть уже какая-то статистика по обращениям? С какими вопросами участники СВО обращаются чаще всего?

– Основная категория людей, с которыми мы работаем, согласно Указу Президента – это ветераны боевых действий (те, кто уже вернулись), их семьи, семьи погибших. Но к нам обращаются и действующие участники СВО и их семьи, и им мы, конечно, не отказываем, а тоже даем консультации и помогаем в решении вопросов по мере возможности. На 20 июля к нам поступило 665 обращений, при этом целевая аудитория (ветераны боевых действий, их семьи, семьи погибших) – это 158 человек. Остальные – иные категории: семьи действующих участников СВО и участники ЧВК.

– С ними особая история?

– Как правило, они приходят по вопросу оформления статуса ветерана боевых действий.  Мы ждем, когда будет утвержден  механизм присвоения статуса ВБД для участников ЧВК. На сегодня есть демобилизованные из частных компаний, которые подписывают контракты с Министерством обороны, что помогает военнослужащим получать все положенные выплаты. А что касается «Вагнера», то мы пока ждем, но ребят не отталкиваем, помогаем всем обратившимся, чем можем. Как только мы получим от государства четкий механизм работы, сразу же начнем активно действовать.

– Вы начали приводить статистику. А сколько вопросов уже удалось решить?

67% от обратившихся за этот период – решенные вопросы, менее месяца решаются 14% вопросов, 10% – больше месяца. Нерешенных пока 6%, но, как правило, они связаны с «ЧВКашниками», и в рамках законодательного поля мы их сегодня решить не можем. А что касается вопросов, по которым обращаются, то они общие для всей России, в первую очередь они касаются получения статуса ветерана боевых действий (ВБД), второй по популярности – это социальные выплаты, третий – медицинское обеспечение, ну и на сегодняшний день это еще вопросы по поступлению и обучению детей участников СВО. Очень много вопросов, завязанных на Министерство обороны. Мы помогаем составить обращения в военные части либо направляем людей в военную прокуратуру. Мы понимаем, что не всё зависит от нас, и в этих ситуациях наша задача спокойно поговорить с людьми, объяснить, снять высокую тревожность.

– Может быть было за это время какое-то необычное обращение, которое Вы запомнили, или удалось решить вопрос, когда человек уже отчаялся?

–  Такого тоже достаточно. Но вот ситуация: парень из ЧВК, у него перелом позвоночника, он теперь колясочник, ему 38 лет. До того, как пойти на СВО, он был торговым представителем с официальной заработной платой в 250 тыс. руб. Он к нам пришел после года мытарств, у него руки очень сложно двигаются – очень сильная спастика мышц, год в постоянных операциях. Совсем недавно  прошла очередная операция на позвоночнике. Заживление идет сложно. Поскольку он из ЧВК, то он не мог получить статус ВБД, но переподписал контракт с Министерством обороны до того, как был уволен, пока находился в отпуске по лечению. Никакие выплаты абсолютно ему не светили, была назначена только пенсия. Мы взяли его на патронаж и за месяц очень плотно поработали с социальным фондом с точки зрения его обеспечения средствами ухода, приобретения автоматизированной коляски (потому что механизированную он использовать не может), связались с «Единой Россией», которая решила вопрос  оплаты круглосуточной сиделки. Это хорошая помощь для его пожилой мамы, которая целый год обеспечивала ему круглосуточный уход. Мы  всё время держим на контроле оказание ему медицинской помощи. Но самое главное, он смог получить нашу региональную выплату в размере 1 млн руб. за орден Мужества. За месяц была проведена колоссальная работа: когда он к нам обратился, он вообще ни на что не надеялся. И мы понимаем, что его патронаж – это дело не одного дня и не одной недели, так как потребуется длительная реабилитация.

Еженедельно по средам в 15.00  на базе нашего фонда собирается клуб «Мы вместе» по поддержке ребят, столкнувшихся с проблемами опорно-двигательной системы. И в одну из сред я захожу к ним и вижу, что стоит парень без ног, с современными протезами, в коротких шортах, в кроссовках, такой спортивный, выглядел он как в научно-фантастических фильмах. И он говорит: «Я КМС, хочу заниматься спортом». Он просто услышал о группе поддержки и пришел к нам. И мы организовали встречу с замминистра по спорту Павлом Софьиным, который сам в прошлом спортсмен-олимпиец по толканию ядра, и договорились организовать тренировки для ребят, желающих продолжить спортивную подготовку. Сейчас этот парень находится на реабилитации в Анапе, а как только вернется – начнутся тренировки.

– На открытии филиала фонда губернатор говорил, что фонд будет работать вообще с ветеранами всех войн и боевых действий. Участники Афганской или Чеченских войн к вам приходят? О чем они просят?

– Приходили и приходят. Работу фонда курирует Сергей Кириенко, и он на обучении в мае ориентировал нас на то, что по Указу Президента фонд, во-первых, оказывает помощь ветеранам СВО, но в дальнейшей перспективе предполагается подключение ветеранов всех локальных конфликтов. Я не могу говорить о других филиалах, мы выполняем в целом общую концепцию, но мы в Ставропольском крае ориентируемся на взаимодействие с различными общественными организациями, чтобы реализовывать совместные проекты. На сегодняшний момент мы подписали уже 17 соглашений с общественными организациями ветеранской направленности. Мы провели общее совещание, круглый стол, куда мы приглашали ветеранов боевых действий и представителей общественных организаций со всего Ставропольского края. Ветераны других локальных конфликтов принимают участие в мероприятиях филиала. А приглашаем почему? Потому что они проходили через боевые действия и могут разговаривать и с этими ребятами, и с матерями. Мы активно привлекаем вдов, у которых погибли мужья в Афганистане и Чечне. Эти мужественные женщины как никто осознают боль членов семей СВО и могут оказать моральную, психологическую поддержку.

– Поддержку со стороны тех, кто сам пережил тяжелую потерю, наверное, сложно переоценить.

– Конечно. 8 июля, в День семьи, любви и верности, мы решили сделать семейный завтрак в ресторане, пригласили туда три семьи молодых ребят – СВОшников, семью ветерана Афганской войны и вдову ветерана боевых действий, которая прошла со своим мужем через все гарнизоны, когда он служил в Германии и в Грузии – в общем, перенесла столько, что никому не пожелаешь. И  мне было очень приятно от того, насколько теплая была обстановка, какой контакт создался между людьми разных поколений. Молодые девчонки-жены, которые искренне поддерживают своих мужей, несмотря на то, что те в коляске или без ног, с пластинами в позвоночниках, и умудренные жизненным опытом женщины искренне поддержали друг друга,  дали важные и своевременные советы по сохранению, развитию отношений в семьях.

– К опыту. Сообщалось, что в вашем филиале социальным координатором работает участник СВО. Его опыт дает ему какие-то преимущества перед сотрудниками? Было чему от него научиться, может и Вам лично?

– Это наш Виталий, он у нас участвует во всех мероприятиях. Причем он не только СВО прошел, но и Чечню. Он сам проходил путь присвоения статуса ВБД, он знает ситуацию, он умеет разговаривать с людьми, плюс он имеет высшее юридическое образование. Когда мы проводим периодически совещания социальных координаторов онлайн, он часто выступает, дает советы.

– Планируете еще брать на работу людей с таким опытом?

– Да, но вы же понимаете, что не каждый участник СВО, не каждая вдова готова к такой работе. Работа с людьми – не простая работа. Мы приглашаем сейчас жен бойцов СВО на работу, если видим, что человек подходит нам. Но сначала мы приглашаем в качестве волонтеров, они неделю работает по графику, кто-то полный день, кто-то полдня, начинают понимать, что их ждет на этой работе. Не хочется, чтобы социальные координаторы увольнялись, мотивируя тем, что не готовы к этой работе. Непростая это работа, скажем так.

– Владимиров – один из губернаторов, который к открытию филиала отнесся очень неформально, пытался лично вникать в его работу, встречался с координаторами еще во время их обучения. Сейчас он принимает какое-то участие в работе филиала? В чем это выражается?

– В каждом регионе создана межведомственная комиссия, которая возглавляется заместителем председателя правительства региона. У нас это Сергей Дубровин. В состав комиссии входят представители практически всех заинтересованных структур – это органы исполнительной власти, это федеральные структуры, это общественные организации. И как я вижу, Сергей Васильевич постоянно информирует Владимира Владимировича [губернатора] о том, что происходит у нас в фонде. Внимание губернатора чувствуется по разным направлениям. Сейчас, например, не без участия главы региона мы решаем вопрос со спонсорами для создания комнаты адаптивной физической культуры, куда нам нужно купить тренажеры. Как вы понимаете, не в каждой квартире можно даже шведскую стенку поставить, а тут ребята могут к нам ходить и заниматься под наблюдением волонтеров-медиков. В общем, прямое включение и поддержка губернатора однозначно чувствуются. И опять же – реакция министерств и ведомств, допустим, на мой приход или на мою просьбу всегда нормальная, адекватная, положительная. Я считаю, это непосредственное участие Владимирова помогло сформировать понимание всех структур в нужности и важности работы фонда.

– На данный момент все структуры уже понимают, кто вы и зачем вы?

- Фонд «Защитники Отечества» больше, чем просто помощь в оформлении документов, консультации и содействие в решении вопросов. Новые начинания всегда вызывают некоторое непонимание и сомнения у людей, но благодаря сотрудничеству со многими организациями, ведомствами, поддержке во многих вопросах мы наладили комплексную работу во всех направлениях для систематической работы в решении вопросов наших подопечных. Присоединившись к команде фонда и начав работать вместе, я поняла, что наша роль заключается в чем-то более глубоком и значимом. Наш фонд не просто собирает документы и соблюдает формальности. Мы стремимся создать положительную атмосферу, устанавливать доверительные отношения и помогать людям справиться с негативными эмоциями. Мы понимаем, что в моменты трудностей люди нуждаются не только в материальной помощи, но и в психологической поддержке. В процессе работы с нашими обратившимися я столкнулась с различными ситуациями и могу сказать, что сопротивление было минимальным. Было конечно некоторое недопонимание, но это естественно. Новый фонд, новые люди, и не всем сразу ясно, какие преимущества он может предложить. Однако по мере того, как мы начали работать и получать обратную связь, стало понятно, что наша помощь далеко не ограничивается лишь оформлением и содействием в получении льгот, юридической помощью и другим. Мы уделяем особое внимание коммуникации и общению с нашими подопечными. Мы стремимся создать доверительные отношения, чтобы люди чувствовали себя комфортно и могли открыто выразить свои потребности и проблемы. Мы стараемся снять негатив и помочь людям восстановить свою эмоциональную стабильность. Важно понимать, что помощь фонда не ограничивается лишь материальными аспектами. Мы стремимся формировать настроение у людей, поддерживать их в трудные моменты и помогать им верить в свои силы. Именно это делает нашу работу такой значимой и важной. И в этом нам помогают не только структурные подразделения, но и добровольцы, в том числе из вернувшихся ребят, которые готовы и хотят помогать.

– Вы как руководитель фонда наверное проходили какую-то особую подготовку или наравне со всеми сотрудниками на курсах присутствовали?

– Нас, руководителей филиалов, собирали в Москве. И мы плотно обучались три дня с 8 утра до 11 ночи. Это был очень интенсивный курс.

– Вы были успешным предпринимателем, запускали частные детские сады, этот опыт работы с детьми, организации работы учреждений совсем иного толка, он как-то помогает?

– Я же государственник, я с 29 лет в государственной системе управления. Я работала в министерстве образования Ставропольского края, то есть с системой управления была знакома. Может о работе минздрава особо не знала (как-то жизнь не сталкивала меня с этим особо), и понятное дело, что я не очень плотно взаимодействовала с военными структурами. Но как управленцу мне главное было понять, в каком направлении действовать, у кого и какую информацию я могу получить, посмотреть законы, понимать разъяснения и дальше уже взаимодействовать. Думаю, опыт работы в государственной службе мне помог заниматься бизнесом, ну а теперь уже и выстраивать работу здесь, в фонде.

Версия для печати