Россель:  у нас уже было так. Был закон, где губернаторы и председатели облдум были членами СФ
24 сентября 2019

Иркутское наводнение – экзамен состоятельности власти

Фото: МЧС России

Не только в региональной, но и в федеральной повестке остается тема ликвидации последствий наводнения в Иркутской области. Визиты и совещания президента говорят о том, что лично Владимир Путин заинтересован в том, чтобы последствия стихии не повлияли на социальное самочувствие населения, и не только тех, кто непосредственно пострадал от наводнения. То, как власти оказывают помощь в чрезвычайной ситуации, индикатор состоятельности властьдержащих. «Клуб Регионов» продолжает публиковать мнение экспертов на эту тему.

О том, как паводок в Иркутской области отразился на политической повестке, в экспертном онлайн-клубе «КР» рассуждают:

Елена Кутергина, пресс-секретарь межведомственной оперативной группы по ликвидации ЧС в Иркутской области

Галина Солонина, политический обозреватель

Николай Петров, общественный деятель, волонтер, более двух месяцев работал в Тулуне на ликвидации последствий наводнения

Юрий Пронин, политолог, главный редактор общественно-политического еженедельника «Байкальские вести».

Юрий Пронин, политолог, главный редактор общественно-политического еженедельника «Байкальские вести»:

Если бы контакты двух ветвей власти были более тесными, то можно было некоторых конфликтов избежать.

История, как в Тулуне, бывает нечасто. Поэтому на ней можно изучать пример сотрудничества федеральной и региональной властей в ликвидации крупного стихийного бедствия. Ранее опыт был не всегда удачный, несмотря на большие усилия, возникало много трений. Ощущается, что на федеральном уровне президент Владимир Путин придает этому большое значение, чтобы не только людям помогли, но была отработана модель выстраивания коммуникаций.

Есть, конечно, политические моменты, которые не афишируются. Он [Путин] лично пытается набрать в том числе и политические очки на этом, но это общераспространенная практика и за рубежом.

Несмотря на проблемы, которые неизбежны, очевидно, если что-то было сделано не так, особенно в первые недели, в дальнейшем было нивелировано. В первые недели были не до конца понятны масштабы бедствия, позднее работа вошла в нормальное русло.

И Федерация здесь играет решающую роль, Иркутская область в одиночку проблему не решит. Но выделены огромные деньги не только из федерального, но регионального бюджетов. Теперь стоит вопрос по эффективности их трат. Здесь присутствует привкус политической борьбы, на это налагает отпечаток иркутская демократия. Каждая ветвь власти, будь то исполнительная или представительная, показывает свою эффективность. Если бы контакты двух ветвей были более тесными, то можно было некоторых конфликтов избежать. Это было видно на последней сессии законодательного собрания по голосованию о социальных пакетах поддержки жителей пострадавших территорий.

В целом у губернатора [Сергея Левченко] можно найти и успешные решения, и недочеты, но если посмотреть в сравнении с другими регионами России, то иркутские просчеты не самые большие. В целом же оценивать успехи региональных властей можно будет по промежуточным итогам работы. Все обвинения, которые идут в сторону губернатора, носят конъюнктурный характер. Да, дома еще не построены, но последствия могли быть в десять раз хуже.

Николай Петров, общественный деятель, волонтер, работавший в Тулуне на ликвидации последствий наводнения:

Все ударные стройки Тулуна будут в 2020 году

Федеральные власти сделали максимум из того, что могли сделать. Деньги выделили, привлекли государственные компании. Тулунчанам и нижнеудинцам – ледовая арена за счет «Газпрома», лыжная база за счет «Русала», это большой плюс. Теперь главное – начало строительства жилых домов. Зима близко, первые этапы пока идут медленно, но все зависит от местных властей. На них лежит полная ответственность за выделение участков, подведение коммуникаций, выдачи разрешений. Мы уже видим, как заливаются фундаменты под малоэтажное строительство.

По социальным объектам – на средства федерального бюджета будут построены школы и повторно затопленный детский сад в Тулуне, Сбербанк построит инфекционную больницу. Сейчас определяются новые площадки. Едва ли строители будут начинать перед зимними морозами. Все ударные стройки начнутся весной 2020г. Хотя режим ЧС дает право все делать в ускоренном режиме, бюджетные процессы идут в других условиях, без 44-ФЗ.

Можно ли было быстрее? Да, можно было. Федеральные чиновники приезжали, дали местным властям «все карты в руки». Пока по какой-то причине часть процессов тормозится. Примеры быстрых построек есть (Хакасия, Хабаровск), там через два месяца уже шло более масштабное строительство.

Интересная ситуация с известными домами по улице Рабочий городок: дом № 11 расселили, он признан аварийным, а вот дома № 13 и 15 были подтоплены, но не признаны аварийными. Жители первых, вторых этажей получают сертификаты, а третьих – четвертых остаются жить в доме. Вот такая история.

Елена Кутергина, пресс-секретарь межведомственной оперативной группы по ликвидации ЧС в Иркутской области:

Власти не загоняют людей в жесткие рамки – дается выбор

Говоря о последствиях паводков в Иркутской области, всегда стоит помнить, что в этом году произошли события невиданного до сих пор масштаба. Я еженедельно бываю в пострадавших территориях и всякий раз ужасаюсь масштабами трагедии. Поэтому и подход властей всех уровней к восстановлению пострадавших городов и поселений тоже масштабный, но в то же время меняющийся, что накладывает свой отпечаток на интенсивность реализации социальных мер.

Несколько раз менялись правила восстановления жилищных прав граждан, и в итоге, на мой взгляд, приняты самые лояльные и беспрецедентные правила, когда пострадавшим компенсируется жилье взамен утраченного в полном объеме либо даже в большем, если утраченное жилье было единственным и не соответствовало социальной норме.

Отмечу, что восстановление жилья – это приоритет федеральных властей, в очень сжатые сроки были направлены средства в полном объеме на эти цели, и у меня нет сомнений, что граждане получат хорошее жилье и все права будут восстановлены. Сама риторика федеральных властей в этом вопросе принципиальна: люди должны переехать в достойное жилье и никто не останется без внимания.

Роль региональных властей в этом вопросе особая: именно на них лежит ответственность за наладку и работу механизма выплат, а это не так просто, но механизм запущен – выплаты идут. Важно, что, помимо возможности купить жилье, создаются условия для строительства: в городах, наиболее пострадавших от паводков, это Тулун и Нижнеудинск, развернуты строительные площадки, и это замечательно, потому что, как показали опросы, люди в большинстве своем хотят остаться в своих родных городах и поселках, и, что особенно важно, они хотят жить на своей земле, и им также дается такая возможность.

Власти не загоняют людей в жесткие рамки – дается выбор. Помимо жилищного вопроса, огромное внимание уделяется вопросу восстановления инфраструктуры. В программу восстановления Иркутской области включено более 200 объектов – это школы, детские сады, больницы, спортивные и культурные объекты, а также объекты коммунальной инфраструктуры, инженерная защита, дамбы и т.д. Это будет своего рода модернизация пострадавших территорий: их восстановят по уму, с учетом современных норм и правил и так, чтобы больше паводки не разрушали места жизни тысяч людей. Я уверена, что все получится, хотя задачи масштабные и сложные, требующие не только финансирования, но и большой силы воли, командной и слаженной работы.

Галина Солонина, политический обозреватель, журналист:

До ликвидации последствий паводка еще очень далеко.

Ситуация с наводнением была экстраординарной. Это действительно катастрофа, неслучайно здесь президент ввел режим ЧС. В принципе, этот режим до сих пор не снят, и все точно уверены, что не будет снят до конца года. До ликвидации последствий паводка еще очень далеко.

Президент подошел к вопросу ликвидации паводка привычным методом – как к проекту. Он вообще приветствует этот формат работы – проектный метод. Так было и с Олимпиадой в Сочи, и строительством моста в Крыму. У него лучше всего получается проектная работа. Есть результат. Он знает, как мобилизовать. Это не отработанные методы, а ЧС в чистом виде. Иногда ЧС в положительном плане (Олимпиада, например), у нас же – в отрицательном.

Здесь он привел все те же кадры, которым доверяет: Виталий Мутко – человек, который играет очень большую роль, президентом оценен очень высоко. Есть много критики в его адрес, но президент поставил ему оценку. Это не произносится вслух, но в тяжелой ситуации он поставил на него. Мутко ведет себя как на объектах Олимпиады – регулярно приезжает, проводит совещания, но здесь, в Иркутской области, происходят другие процессы. В Сочи Мутко имел дело с достаточно подстроенной под федеральный центр региональной властью, понятными подрядчиками. В Иркутской области совсем другая ситуация. Это не территория Москвы. Регионы пытаются продавливать свою позицию, губернатор пытается заводить какие-то процессы через себя, свои решения, хотя средства это федеральные. Здесь есть какие-то непонимания: Федерация дала денег и требует то-то и то-то. А регион – нет-нет, есть сложности с отводом земель, законодательством. В каких-то моментах регион отказывается работать в авральном режиме. Здесь есть, возможно, психологический момент. Сергею Левченко даются трудно решения, когда ситуация неблагоприятная. Он хорошо держит отчеты, когда растет бюджет, но тема с пожарами и наводнениями – здесь намного тяжелее.

Наталья Левченко [супруга губернатора] написала в своей книге, что губернатор пытается концентрироваться на позитиве, не замечая негатив. Он психологически не готов принимать негативную информацию. Для него это другая история. Путин и Левченко работают в разных ритмах, темпах, поэтому иногда происходит зона напряжения.

На сегодня, к сожалению, так и не решены некоторые вопросы. Например, сколько домов не пригодны для жилья, сколько людей должны получить сертификаты, какие еще решения принимаются по жилищному вопросу. Нет ежедневной информации: сколько сертификатов выдано? Что мешает? Как сводку новостей сообщать об этом каждый день, сколько домов отремонтировано. Немного туманная информация. Население этим не слишком довольно.

Уже сентябрь на исходе, а обещали к началу октября решить вопрос с жильем для всех пострадавших. Будет ли это – большой вопрос.

Версия для печати
Эксперты: эффект от появления губернаторов во главе реготделений ЕР будет зависеть от специфики регионов
По данным СМИ, губернаторы в ряде регионов возглавят региональные отделения «Единой России». По словам экспертов, решение вернуться к такой практике продиктовано подготовкой к выборам в Госдуму в 2021г. и необходимостью выстраивания рабочей партийной системы. Политологи считают, что в таком сотрудничестве больше заинтересована ЕР, которая сможет «привязаться к рейтингу губернаторов, тем самым стабилизировав в ряде регионов позиции партии». В то же время для губернаторов прямое ассоциирование с партией в зависимости от специфики региона может нести как плюсы, так и минусы. Среди тех, кому сделаны предложения возглавить реготделения ЕР, называют губернатора Приморского края Олега Кожемяко, главу Башкирии Радия Хабирова, губернатора Мурманской области Андрея Чибиса, губернатора Забайкальского края Александра Осипова, главу Калмыкии Бату Хасикова и губернатора Кировской области Игоря Васильева.