Глава Карелии:  по нескольким больным преклонного возраста со сложными перспективами выздоровления отказ от вакцинации был инициирован их детьми
22 октября 2021

Эксперты видят вину и губернатора Ситникова в демографической деградации Костромской области

Костромская область продемонстрировала новый антирекорд по показателю сокращения численности населения. В сентябре 2021г. смертность в регионе почти в три раза превысила рождаемость: 1100 умерших против 382 родившихся, сообщают местные СМИ со ссылкой на данные ЗАГСа. Всего за девять месяцев этого года в регионе естественная убыль составила 8,6 тыс., а прибыль – 3,7 тыс. человек.

Планомерное угасание

Подобные сообщения уже давно не новость для Костромской области, которая теряет население с 1991г. После перестройки в регионе проживало почти 804,5 тыс. человек. Спустя 20 лет, к 1 января 2021г. там, согласно официальным данным, проживало менее 630 тыс. человек. При этом почти половину от этого срока – с 2012г. – область возглавляет губернатор Сергей Ситников. За годы его правления население сократилось на 32,7 тыс. человек. При этом превышение смертности над рождаемость там фиксировали почти всегда. К примеру, в ковидном 2020г. в регионе родились 5,4 тыс. человек, а скончались почти 10,5 тыс., но в то же время в 2019-м там умерли почти 9,4 тыс. человек, а родились 5,8 тыс.

Эксперты уверены: плачевные демографические показатели Костромской области – результат сочетания многочисленных факторов, включая неграмотную политику федерального центра в отношении Нечерноземья, но фактор губернатора они считают одним из основных.

Политолог, профессор кафедры политологии и государственного управления Среднерусского института управления Дмитрий Нечаев говорит, что начиная с 90-х Костромская область была и остается самой неуспешной территорией в Центральной России. Эксперт причисляет ее к регионам ЦФО из группы «стратегического отставания», причем раньше последнее место в этой группе занимала Ивановская область, но и там уже произошли хоть и небольшие, но изменения к лучшему, и поэтому Костромская область стала абсолютным аутсайдером.

«Объективные проблемы (все-таки это Нечерноземная полоса) наложились там на субъективный фактор. Костромская область – это регион-неудачник, если судить по всем губернаторам, которые ее возглавляли, включая и «коекакера» Сергея Ситникова. Да, многие проблемы достались ему по наследству, но для его правления характерны провалы в управлении экономикой и социальной сферой. Ну не может гуманитарий, у которого нет за плечами опыта успешной работы, дать региону надежду на прорыв в социально-экономическом развитии», – рассуждает политолог. Он обратил внимание, что по итогам 2020г. Ситникову удалось привлечь инвестиций всего на 22 млрд руб. «Я знаю муниципальные территории в ЦФО, которые привлекли примерно столько же», – отметил Нечаев. «Самое любопытное, что у Ситникова не было никаких точек роста. На протяжении четырех лет он носится с идеей строительства фанерного комбината, и я бы сказал, что здесь подходит известное вульгарное выражение. Костромская область пролетает и всё дальше уходит от столбовой дороги успешного социально-экономического развития», – считает эксперт.

Что касается демографической картины, то Нечаев считает, что она стала следствием провальной социальной политики Ситникова. Единственным оправданием для костромских показателей эксперт считает естественное убывание населения во всех регионах ЦФО, за исключением Москвы и Подмосковья. «Но именно Костромская область на протяжении ряда лет является лидером по депопуляции в Центральном округе. Но Ситников и его команда не замечают этой проблемы. Я читал их стратегию региона, и я назвал бы ее антистратегией. Они ничего не могут противопоставить убыли населения», – сказал политолог. Собеседник «Клуба Регионов» убежден, что Костромской области необходим новый губернатор с мощной энергетикой и опытом работы в крупной территории. Он подчеркнул, что этот регион нужно сегодня за волосы вытаскивать из депрессии.

Нечерноземье никому не нужно

«Ситников – это чудесный пример ничего не делающего губернатора. А Костромская область может служить примером запущенности и заброшенности», – говорит политолог, председатель наблюдательного совета Института демографии и миграции Юрий Крупнов.

Между тем он обратил внимание, что почти такие или чуть лучшие демографические показатели, как в Костромской области, демонстрируют почти все субъекты Нечерноземной зоны. «32 региона между Петербургом, Москвой и Уралом, где проживают порядка 35 млн человек, находятся в тяжелейшем состоянии, там происходит опустынивание и обезлюживание территории. Поэтому при выдающейся никчемности Ситникова проблемы Костромской области – это еще и проблема крайне низкого статуса Нечерноземья. Мы говорим о развитии Арктики, Дальнего Востока, Крыма, даже Сибирь сейчас, спасибо Шойгу, напряглась и расцветает. А кто говорит о Нечерноземье? Я вот встречаюсь с разными людьми, и в том числе в Костромской области, и они говорят: «Нам что, фугасы надо начать на дорогах закладывать, чтобы на нас обратили внимание?» И обратите внимание, что такое отношение отразилось на результатах выборов [в Госдуму] – в среднем результат «Единой России» там не дотягивает до 30%, притом что в среднем по стране – около 49%. То есть Нечерноземье голосует против такой политики власти, и мне удивительно, что вместо того, чтобы проснуться, она отвернула голову в сторону», – рассуждает эксперт.

По мнению Крупнова, федеральное правительство не обращает на эти территории внимание, «потому что нефть с газом там не бьют, зерна, как на Кубани, тоже нет». Политолог напомнил, что тягачом этой территории всегда была текстильная промышленность, а она сегодня деградирует. «А ведь мы говорим о территории исторической судьбы и идентичности русского народа. Эту территорию нужно срочно начинать развивать. И вопрос даже не в том, чтобы завтра вложить туда 100 млрд, которые по большому счету – малые копейки. Надо статус поднимать. Пора уже вернуться к корням нашей исторической государственности и сделать реверанс в сторону русского народа», – призвал собеседник «Клуба Регионов».

Версия для печати