Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
5 мая 2016

Сергей Поляков: В Подмосковье уже несколько лет царит «вильдановщина»

Руководитель центра социально-политических исследований и проектов Сергей Поляков выражает слабую надежду, что установка Кремля на легитимные выборы и его особое внимание к Подмосковью после выборов в Барвихе позволяет побороть многолетнюю «вильдановщину» на выборах в ГД и Мособлдуму. Этот термин Поляков применяет в связи с именем Ирека Вильданова – председателя облизбиркома, при котором «сложилась такая практика, что у многих потенциальных кандидатов потеряна вера в честность работы избиркомов».

«Московская область – это один из регионов, где максимально выражен административный ресурс. Особенно эта тенденция укрепилась после того, как Андрей Воробьёв на посту губернатора сменил Сергея Шойгу, и в регион пришла команда, которая работала с ним [Воробьёвым] еще в ЦИК «Единой России». Эта команда в значительной степени усилила влияние административного ресурса на результаты выборов и выдавливание политической конкуренции из Московской области. То есть администрация области прикладывает максимум усилий к тому, чтобы свести какую-либо политическую конкуренцию к нулю. Реально всё закатано под асфальт.

И недавние выборы в Барвихинском сельском поселении эту тенденцию продемонстрировали. Да, там ЦИК немного областной избирком одернул. Но буквально накануне отмены этих выборов глава комиссии Ирек Вильданов выступал и говорил, что здесь у нас всё замечательно, идеально, по закону, и никаких нарушений нет. Тем не менее любой, кто когда-нибудь сталкивался с выборами в Московской области, знает, что всё там настолько задавлено административным ресурсом, что у кандидата, который пытается бросить вызов представителям областной власти или кандидатам, которых она поддерживает, нет практически никаких шансов – он будет либо не зарегистрирован, либо снят, либо еще что-то будет использовано, но победить ему не дадут никоим образом.

Да, у системных оппозиционных партий надежда умирает последней. Они, в общем-то, всегда надеются, ведь у нас есть некоторые разнарядки на представительство системной оппозиции в различных представительных органах. Но надеяться на крохи с барского стола – это одно, а реально участвовать в политической борьбе – это вопрос другой.

Но есть ситуация с Барвихинским сельским поселением, когда ЦИК единогласно проголосовал за отмену выборов. А эта ситуация была бы невозможна без хотя бы косвенного вмешательства из администрации президента. Я думаю, что, когда в 20–30 км от Кремля происходит вопиющее нарушение [выборного законодательства], на это обращают внимание. А нынешняя избирательная кампания (в облдуму в меньшей степени, а в Госдуму – в большей), естественно, очень важна для федерального центра с точки зрения легитимности, потому что еще свежи в памяти события 2011г., когда сотни тысяч людей выходили на Болотную площадь. А если это будет происходить в ситуации серьезного экономического кризиса и обнищания населения, это чревато социальными потрясениями. В общем, сейчас для федерального центра очень важно не дать повода в первую очередь несистемной оппозиции выпустить людей на улицы с лозунгами, подобными тем, которые были в 2011–2012гг.

Поэтому у меня есть надежда, что прямое внимание центра к ситуации в Подмосковье заставит региональную власть и областной избирком более тщательно подходить к вопросам использования административного ресурса и всяческих юридических уловок при регистрации кандидатов. Но, честно говоря, эта надежда достаточно слаба, потому что в Московской области уже несколько лет используется даже такой термин – «вильдановщина». За годы, которые Ирек Раисович возглавляет избирком, сложилась такая практика, что у многих людей уже нет веры, и многие потенциальные претенденты, лидеры общественного мнения, которые могли бы участвовать в выборах и в Государственную, и в областную думы, говорят, что в Московской области это бесполезно, поскольку всё настолько предрешено, что нет никакого смысла участвовать в игре с нулевым результатом.

В общем, надежда на честные выборы есть, но она слабая. Но посмотрим, как это всё будет реализовано».

Версия для печати