Глава Камчатки:  все нормальные губернаторы дома подкаблучники. Потому что так надоедает принимать решения на работе
29 июня 2022

Политолог Салин: свердловский губернатор Куйвашев стал объектом критики из-за борьбы силовиков с наследниками Ельцина

Фото: Парламентская газета/И. Самохвалов

Критика деятельности Ельцин-центра и губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева – отголоски борьбы силовиков против так называемой семьи, которая может использовать ситуацию с трансфером власти в свою пользу. В этой ситуации Куйвашев оказался между двух огней, но и и другие губернаторы во время транзита будут объектами-наблюдателями, главной задачей которых будет вовремя поздравить победителей, сказал в интервью «Клубу Регионов» политолог Павел Салин.

– Обострение информационных атак на губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева и Ельцин-центр склоняет к мысли о том, что наши известные турбопатриоты ищут мишень, куда можно канализировать недовольство, когда федеральных чиновников критиковать нельзя. Будто пытаются найти нового врага, с которым нужно бороться.

– Я бы не усложнял ситуацию. Здесь можно говорить о том, что происходит тектонический сдвиг, но он не связан с изменением объектов для критики. Просто в России приближается то, что называется транзитом, то есть трансформация политической системы. Сейчас в российской политической системе субъектностью обладает один Владимир Путин. В рамках транзита субъектностью начнут обладать другие элитные группы. То есть Путин будет минимизировать свое участие в политике, а другие элитные группы, которые сейчас либо действуют в курсе его политики, либо отстранились и наблюдают (это так называемая семья), должны получить субъектность, и они могут начать собственную игру. И вот те, кто хочет солировать в этой новой реальности, пытаются играть на упреждение и нейтрализовывать своих потенциальных оппонентов. То есть есть опасения среди турбопатриотов, что так называемая семейная группа в рамках транзита попытается сыграть в собственную игру.

А у нас представители либерального лагеря, в том числе и семейные, по своим типологическим характеристикам и по ресурсной базе, особенно вовне страны, более конкурентоспособны. То есть, грубо говоря, они могут за короткое время мобилизовать СМИ, потому что журналистское сообщество симпатизирует больше либеральной повестке. Они могут опереться и на определенную внешнюю поддержку. Рано или поздно придется выходить на контакт с Западом, вести диалог, а с силовиками будут говорить в последнюю очередь. Ясно, что этот момент, когда начнет меняться политическая система, когда эти группы начнут обретать субъектность, приближается, он наступит очень скоро. Поэтому нервозность в элите нарастает, и те, кто сейчас в ресурсе, но боится потерять этот ресурс, атакуют потенциальных оппонентов. Отсюда эти атаки, в том числе на семейную группу, на системных либералов, технократов в правительстве, которые могут с этой группой либо заключить альянс, либо стать ее клиентами.

Возможно, что в этом сюжете с критикой Куйвашева к фундаментальному моменту присоединяется момент региональный, то есть кто-то из игроков заинтересован лично ослабить позиции Куйвашева. Но когда звучит критика в адрес семейной группы, в адрес либералов, это все отголоски приближающегося транзита. Борьба бульдогов под ковром началась не сейчас, а чуть раньше, но она становится все более публичной.

– Кого лично вы имеете в виду под термином «семья»?

– В первую очередь Юмашев и так называемые олигархи, которые крайне недовольны тем, что происходит в России в последние несколько месяцев, тем, что происходит после 2014г. Они сейчас просто занимают пассивную позицию, наблюдают, но в случае, если фактор Путина будет минимизирован и появится возможность играть собственную игру, они очень быстро консолидируются. Они ждут этого момента. А точкой кристаллизации этих настроений может как раз стать семейная группа, то есть она сможет эти все ресурсы – финансовые, организационные, медийные – очень быстро консолидировать и запустить в рамках одной игры, то есть очень быстро привести это все в системный порядок и эту машину запустить. А эта машина очень работоспособна, это по концу 80-х гг. заметно, потому что, когда у тех же советских журналистов возникла новая точка кристаллизации, они все активно начали работать против режима и эффективно сыграли на его делегитимацию.

– Соловьёв и Михалков в этой ситуации не самостоятельные игроки, они выражают интересы?

– Они фронтмены. Это не совсем говорящие головы, особенно что касается Михалкова. Но это не их точка зрения, это точка зрения доминирующей сейчас элитной группы силовиков, которую они выражают в публичное пространство. Соловьёв выражает точку зрения одного фланга, Михалков – другого. 

– Уточню, Куйвашев – это разве представитель семьи? Или он просто оказался между теми и этими?

– Он просто оказался на территории, где локализована эта семья, другое место локализации – это острова Сен-Барт, там, где флотилия олигархов и все прочее. А на территории России это Свердловская область, так получилось. Поскольку семья является не последним игроком в том числе в Свердловской области, Куйвашев вынужден этот факт учитывать, то есть он не их креатура, он просто встроился в ситуацию. И сейчас его критикуют именно за то, что он в ситуацию встроился, руководствуясь интересами другой элитной группы.

– Кроме Куйвашева кто еще из губернаторов может попасть под раздачу?

– Губернаторы сейчас похожи на секретарей обкомов, которые в 1991г. во время путча сидели и наблюдали, чья возьмет. Грубо говоря, кого первого по телевизору показывали, они тому поздравительную телеграмму отправляли. И кто-то неправильную ставку сделал, поздравил ГКЧП и слетел со своих должностей, а кто-то поздравил Ельцина и свою должность сохранил – это по биографиям губернаторов можно отследить. Если семья и СМИ смогут стать субъектами, которые будут создавать новую реальность, то губернаторы будут объектами, те, кто сообразительней, будут на стороне победителей, а несообразительные сделают неправильную ставку и проиграют, как в 1991-м.

– Ельцин-центр могут закрыть в ближайшее время?

– Такой прогноз невозможно сделать по одной простой причине: не совсем ясно, какое сейчас отношение Путина к семье, после того как Юмашев перестал быть советником президента. Потому что сохранение позиции семьи в последние 15 лет после смерти Ельцина было обусловлено обязательствами Путина перед семьей, то есть теми гарантиями, которые он давал Ельцину в период транзита 20 лет назад. Путин известен тем, что он свое слово держит: гарантии дал, он эти гарантии выполняет. Поэтому семья по остаточному принципу держалась в российской элите, в российской политике, экономике во многом благодаря этой позиции Путина. И пока, судя по всему, эта позиция не меняется, то есть семья вправе рассчитывать на определенные гарантии, поэтому другим элитным группам не дадут додавить их сейчас.

Инна Бурчик
Версия для печати