Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
5 июня 2009 | Архив

Губернатор Забайкалья ударился в КРАЙности

Глава Забайкалья Равиль Гениатулин назвал «очень перспективной» систему краевого устройства страны. В то же время эксперты подчеркивают, что в России края не имеют фактических преимуществ перед областями. Наиболее вероятным вариантом интеграции субъектов РФ специалисты считают объединение по экономическим интересам.

В интервью «ТАСС-Сибирь» губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин отметил, что объединение в 2008г. Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа стало «событием чрезвычайной важности». Также Равиль Гениатулин подчеркнул: «Я вообще сторонник краевого построения нашего государства. В принципе у нас на Дальнем Востоке и в Сибири уже многое сформировалось – Приморский край, Хабаровский край, Красноярский край, будем и мы краем. Я думаю, что это очень перспективная система устройства».

В то же время забайкальские политики отмечают, что, к примеру, в отношениях федерального и регионального бюджетов положительных изменений в связи с преобразованием в край не произошло. Но, как подчеркнул «Клубу Регионов» председатель Законодательного собрания Забайкалья Анатолий Романов, краем выгоднее быть, чем областью, в том плане, что наблюдается более внимательное отношение федерального центра, больше шансов попасть в различные федеральные программы.

Политгеограф Леонид Смирнягин в интервью «Клубу Регионов» так прокомментировал заявление Гениатулина: «Я не вижу ни малейшей разницы: конституционной разницы между областью и краем нет абсолютно никакой. В свое время края образовывались в связи с тем, что в них входили в качестве подразделений национальные единицы, а сейчас это потеряло всякий смысл. У Гениатулина это старая идея, лелеемая, – вместе с соседями создать большой Забайкальский край, объединяя Читинскую и Иркутскую область, а также Бурятию – такую кругообразную единицу, которая, видимо, суммируя силы своих составных частей, будет сильнее, чем раньше. Мне кажется, это ошибка: чисто свои политические игры, не имеющие никакого содержания в хозяйственном, общественном или культурном плане».

Другой эксперт, доктор политических наук Илдус Ярулин, также отмечает отсутствие конституционных отличий при реорганизации регионов, но признает, что, «когда шел процесс создания новых краев, они становились уже примерно на уровень республик, входящих в состав России. То есть это уже не маленькая область, а край – субъект, который по своему значению равен Якутии, Татарстану, Башкортостану и т.д. То есть это более значимый, более весомый игрок и экономически, и политически».

Илдус Ярулин уверен, что в условиях финансового кризиса разговор об объединении регионов приобретает новый смысл: «Те наши области, которые и без того всегда были получателями субвенций, преференций со стороны Центра, они не в состоянии решать свои проблемы. Видимо, поэтому им нужно объединяться. С другой стороны, будучи в Хабаровске, президент Медведев говорил об экономическом развитии всей территории Дальнего Востока, и уже называется Иркутская область в числе территорий, которые традиционно входят в перечень дальневосточных. То есть возникает какой-то новый экономический блок – по типу, может быть, хрущевских совнархозов. Перед полпредом Ишаевым, может быть, как сверхзадача поставлена такая – чтобы Дальний Восток стал единой и экономической, и политической единицей».

Илдус Ярулин отметил, что параллельно с глобализацией идет еще один очевидный процесс – регионализация. Причем на новом этапе – когда не два субъекта объединяются в один компактный, а уже несколько субъектов – в связанную экономикой единую большую территорию.

Версия для печати