Губернатор Кобзев:  это отличный шанс убрать турбулентность в Иркутске. Навоевались уже, хватит
21 февраля 2020

Ипотечники ХМАО обвинили губернатора Комарову в том, что она их использовала

В Сургуте участники льготной ипотечной программы провели одиночные пикеты у здания администрации. Таким образом они напомнили властям о голодовке, которую начали 21 февраля в знак протеста против действий Ипотечного агентства Югры. Граждане уверены, что губернатор Наталья Комарова использовала их для достижения высоких показателей по выданным ипотечным кредитам и оживления жилищного строительства.

Участники жилищных программ, от которых Ипотечное агентство Югры через суд требует вернуть деньги, выделенные на погашение ипотечных платежей, 20 февраля 2020г. провели одиночные пикеты у здания администрации Сургута. Таким образом они хотели напомнить о том, что с 21 февраля они начинают голодовку в знак протеста против действий властей Ханты-Мансийского округа.

Одна из участниц пикета, представитель общественного движения «Мы правы» Ольга Хитренко рассказала местному изданию «Муксун», что попыталась через администрацию Сургута передать письмо губернатору Наталье Комаровой, но чиновники принять ее обращение отказались.

В письме участники льготной программы обвинили Комарову в том, что она использовала их для достижения высоких показателей по выданным ипотечным кредитам и оживления жилищного строительства. «Только в погоне за цифрами назначенный вами оператор «Ипотечное агентство Югры» намеренно вводил нас в заблуждение, утверждая, что сведения о недвижимости по стране – пустая формальность, и выдавал нам уведомления участников программы», – говорится в обращении. Его авторы также упрекнули губернатора в том, что она избегает встреч с ними.

Напомним, многие семьи, получившие краевые выплаты, Ипотечное агентство Югры исключило из программы задним числом на том основании, что у них имелась недвижимость за пределами округа. Участники льготной программы утверждают, что на момент получения компенсации в договоре с агентством говорилось, что семьи не должны были иметь недвижимости на территории ХМАО, а на всю Россию требование расширили позже.

Версия для печати