Глава Камчатки:  все нормальные губернаторы дома подкаблучники. Потому что так надоедает принимать решения на работе
5 апреля 2022

Политолог Евгений Минченко: Кадыров позиционирует себя как лидера ястребиной партии – это серьезно, но и рискованно

Глава Чечни Рамзан Кадыров еще больше закрепляет за собой статус губернатора на особом положении, которому спецоперация на Украине позволила выйти за рамки региона, считает политолог, президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко. Он обсудил с «Клубом Регионов» последние заявления чеченского лидера и высказал предположение о том, как будет развиваться политическая карьера Кадырова.

– Очевидно, что Кадыров говорит не только за себя, а озвучивает позицию какой-то части российского руководства. Есть «ястребиная партия» – мы это видели в записи судьбоносного заседания Совета безопасности, названной прямой трансляцией, где было ясно, кто выступал с радикальными лозунгами, а кто предлагал взять паузу и попробовать решить вопрос дипломатическим путем. Наличие двух позиций, думаю, сохраняется и сегодня, а Кадыров стал голосом одной из этих двух партий. Это первое.

Второе: также очевидно, что у него произошел имиджевый апгрейд, и люди, которые Кадырова раньше на дух не переносили, теперь вдруг начали его активно поддерживать. Я сужу по разговорам с экспертами и простыми избирателями. Он уже перерос статус главы Чечни и, по сути дела, стал федеральным политиком. Я, например, не удивлюсь, если на выборах в Госдуму в 2026г. Кадыров окажется в федеральной части списка «Единой России».

– А до 2026г. он так и будет руководить Чечней?

– Варианты могут быть разные, но мы же видим, что и сегодня его функционал намного шире, чем у простого главы региона. В частности, Чечня – это единственный в стране регион, которому позволено иметь силовые структуры, сформированные по национальному признаку. По большому счету у нас в стране есть регионы с большим количеством людей, славящихся своими боевыми качествами, – тот же самый Дагестан или Тува, но у них нет подразделений, сформированных по этническому принципу, а Кадырову это разрешено. Его особое положение подчеркивается. Да и кто у нас сегодня дает какую-то публичную позицию относительно спецоперации и информацию, в том числе с фронтов? У нас есть сухие сводки [официального представителя Минобороны Игоря] Конашенкова, которыми нас в последнее время не балуют, и видеовключения от Рамзана Кадырова, у которого уже больше 1 млн подписчиков в Telegram. Какая-то часть из них, наверное, боты, но очевидно, что и органический перенос тоже есть.

– Новые возможности Кадырова, наверное, и для Чечни открывают новые горизонты?

– Думаю, сейчас Кадыров будет пытаться выйти за рамки Чечни, пытаясь позиционировать себя как политика, который шире и больше республики. Собственно, мы же видели заочное неформальное соревнование, кто у нас является лидером мусульманского сообщества, между Кадыровым и [главой Татарстана Рустамом] Миннихановым. Думаю, что сегодня Кадыров позиционирует себя не как лидера Чечни, а как лидера «ястребиной партии», которая за войну до победного конца. Это серьезное, но в то же время рискованное позиционирование.

– Его замечание в адрес пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова о том, кого считать патриотом, – это тоже выражение мнения «ястребиной партии» или еще и личное мнение?

– Это, конечно же, мнение не только лично Кадырова. Но тот факт, что он позволяет себе полемизировать с замглавы администрации президента, говорит о том, что он считает себя фигурой, как минимум сопоставимой с ним по статусу.

– И ему позволено это делать?

– Посмотрим, но пока его никто не одернул, не сказал, что так нельзя.

– Наверное, если будут одергивать, то это явно не будет происходить публично?

– Не знаю. Но с Песковым-то у него давняя история. Думаю, там напряжение возникло в тот момент, когда Кадыров без согласования с пресс-службой Кремля выложил фото и запись своей встречи с Владимиром Путиным, а пресс-служба дала эту информацию с большим запозданием. Хотя правилом хорошего тона считается, что информацию сначала дает пресс-служба Кремля, а потом уже об этом пишут региональные средства массовой информации и региональных властей.

– Глядя на то, как ведет себя Кадыров, на то, как живет Чечня, другие губернаторы, загруженные обязанностями по выводу своих регионов из кризиса, могут ли попытаться тоже что-то потребовать у федерального центра для себя?

– Думаю, роль регионов будет объективно нарастать и федеральный центр не будет этому противиться, потому что сейчас проще сбросить ответственность на них.

– Вы говорите только об увеличении ответственности губернаторов или о дополнительных возможностях тоже? Бюджет, например, они смогут перестроить? Договориться с Москвой о сокращении отчислений в федеральную казну?

– Я говорю о полномочиях тоже. Насчет бюджета не знаю, но возможны новые неформальные возможности в тех или иных регионах.

Версия для печати