Минздрав Якутии:  с отравлением госпитализированы 20 воспитанников интерната
10 декабря 2012

Мария Каннабих:

«Есть регионы, где правозащитников принимают в штыки»

Фото: oprf.ru

В интервью «Клубу Регионов» член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Мария Каннабих рассказала о планах недавно обновленного совета, а также реформе пенитенциарной системы. Как президент Фонда помощи заключенным и член Общественной палаты РФ, Каннабих посетила около 200 колоний и продолжает отстаивать права находящихся там людей, в том числе встречаясь с главами регионов. Работе общественных наблюдательных комиссий, отмечает эксперт, препятствуют примерно в четверти субъектах РФ, в остальных налажено сотрудничество.

«Клуб Регионов»: Мария Валерьевна, новому составу совета по правам человека интересно, что происходит в регионах, или на повестке дня пока только федеральные темы?

Мария Каннабих: Все федеральные проблемы закладывают основы того, что происходит в регионах. Москва – это еще не вся Россия. Россия - именно регионы, это самое главное, на что мы должны обращать основное внимание. И поэтому я полагаю, что члены совета первоочередно тоже должны работать с регионами (кстати, в совете есть и представители регионов). По крайней мере, я и большинство моих коллег так думаем. А уже на основе региональных факторов будем готовить рекомендации при формировании проектов федеральных законов, распоряжений и указов президента, постановлений и т.д.

Что касается приоритетных направлений работы вновь избранного совета, то их огромное множество. Начиная с телевизионной культуры, СМИ в целом; проблемы, связанные с религиозной направленностью, – именно об этом говорила Ирина Хакамада. Также на первом заседании мы обменялись мнениями о реформе судебной системы и правоохранительных органах. Много внимания было уделено детям и проблемам, связанным с детьми, – это, я считаю, очень важно, правильно и необходимо. Но вообще, думаю, надо уделять внимание всем категориям населения. То есть говорить обо всех направлениях деятельности, не только о правоохранительной системе, которой я занимаюсь. Надо говорить и о военных, мигрантах, экологии, нашей исторической памяти, проблемах Северного Кавказа, домохозяйках, студентах, пенсионерах.

То есть совет при президенте должен решать вопросы, связанные с проблемами всего гражданского общества, а не только каких-то статусных, ярких фигур, о которых сегодня говорит радио, телевидение. Это все должно обсуждаться членами совета. И самое главное, мы должны переломить положение дел в семье и отношение к детям. Научив родителей быть настоящими родителями, мы вырастим совершенно другое поколение - более доброе, более гуманное. И та тема, о которой мы часто говорим, - рост преступности (который на сегодняшний день есть) - будет значительно снижаться. Это тоже должно стать не только предметом обсуждения совета при президенте, но и конкретных предложений.

«Клуб Регионов»: Предполагаются ли встречи членов совета с губернаторами?

Мария Каннабих: Я так полагаю, если человека выдвинули в общественный совет при президенте, значит, он известен и в своей деятельности достиг определенного уважения и авторитета. И, конечно, он имеет возможность встречаться с губернатором, администрацией губернатора, другими организациями - чтобы достичь результатов при решении определенных вопросов. Я сторонник того, чтобы каждый человек занимался тем делом, которое он понимает, знает, в котором достиг определенных результатов. Я больше 15 лет занимаюсь пенитенциарной системой – посетила около 200 колоний и следственных изоляторов. Последние четыре года также занимаюсь соблюдением прав граждан, находящихся в местах принудительного содержания, подведомственных - ФСИН, МВД, Минобороны и Пограничной службы ФСБ, Министерства образования (детские закрытые учреждения).

И когда ты сам видишь положение дел в той сфере, которой занимаешься, то можешь сделать выводы, насколько правильно развиваются места принудительного содержания. Мы обсуждаем это с коллегами-экспертами, членами общественных наблюдательных комиссий. Поэтому, посещая места принудительного содержания, я обязательно встречаюсь с губернатором, его заместителем. Это же, видимо, планируют делать и другие члены совета.

Сейчас идет реформа пенитенциарной системы, и экспертами в отношении этой реформы являются как правозащитное сообщество, так и другие общественные организации, которые часто бывают в местах лишения свободы. И, конечно, мы по возможности встречаемся с руководством пенитенциарных учреждений, руководством полиции или представителями Министерства обороны. Например, рядом с Нижним Новгородом есть специальные дисциплинарные батальоны – мы побывали и там; посмотрели, как осуществляется защита прав этих людей. Были и в детских закрытых учреждениях, где детей содержат с 11 лет по решению суда. И если мы не можем справиться с местными органами власти, то обязательно, конечно, стараемся встретиться с губернатором, администрацией региона. Надо сказать, они, в общем-то, идут навстречу, и чем могут, обязательно помогают. Говорим и об общественных наблюдательных комиссиях, которые работают в регионах совершенно бесплатно и тоже стараются помочь выявить недостатки.

«Клуб Регионов»: Может быть, по опыту своих многочисленных поездок по стране Вы можете назвать наиболее проблемные территории в плане защиты прав человека?

Мария Каннабих: В сфере защиты прав человека в регионах могут быть разные проблемы. Допустим, по федеральной службе исполнения наказания определенные проблемы есть в Башкирии, Коми, Челябинской области. А если мы говорим по министерству внутренних дел или министерству обороны, то это уже другие регионы. Кстати, у нас мало дисциплинарных батальонов, из них - Мулино – рядом с Нижним Новгородом. Не особенно много и детских закрытых учреждений. Но, несмотря на свою малочисленность, проблемы во всех этих учреждениях имеются. Например, не так далеко, в 100 км от Москвы по Владимирскому тракту, находится Покровское – там школа для девочек. Я там три раза бывала. На мой взгляд, школа находится в очень плохом состоянии. Также достаточно сложное положение в Ревдинском училище Свердловской области. А есть прекрасное училище в Тульской области, хорошее училище недалеко от Пскова и т.д.

Этими примерами я хочу сказать о различных направлениях защиты прав детей и взрослых, в разных ведомствах. А если говорить, допустим, об экологии или о соблюдении трудовых прав – тут другие края и области, и это, скорее, не совсем моя сфера деятельности.

«Клуб Регионов»: Активные правозащитники - это по-прежнему головная боль для органов власти, мешающий фактор, или ситуация изменилась, сотрудничество налаживается?

Мария Каннабих: 10 июня 2008г. президент России подписал 76 Федеральный закон №76-ФЗ «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания». Четыре года действует этот закон. В состав этих комиссий, а сейчас их 80, в первую очередь вошли люди, связанные с правозащитной деятельностью. И если руководитель места принудительного содержания, полиции, федеральной службы исполнения наказания, закрытой школы, - разумный человек, если он понимает, что общественная наблюдательная комиссия - это определенная польза и поддержка, хорошее начинание, то складываются конструктивные отношения. Приходит комиссия в колонию и говорит: «У вас то-то и то-то плохо». И если руководитель говорит: «Спасибо, дорогие товарищи, глаза замылились, не заметил, обязательно примем меры», - то, естественно, все происходит должным образом, правильно и хорошо. Или поспорить могут, что-то доказать, переубедить, но сотрудничество есть. Но есть регионы - их 25%, кстати, - где работу ОНК воспринимают в штыки, это плохо. Но основная масса настроена конструктивно, эффективно, и сотрудничества удается достичь.

С Марией Каннабих беседовала Оксана Киселёва

Версия для печати