Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
8 марта 2014

Константин Затулин: итоги украинской государственности в Крыму подведены

Я пишу эти строки в Севастополе на следующий день после того, как депутаты горсовета присоединились к решению крымского парламента о вхождении в Россию.

Из окна «Дома Москвы» открывается вид на Графскую пристань, памятник Нахимову, здания городского Совета и городской администрации. Последние два, пожалуй, единственные места в Севастополе, над которыми нет российских знамен: власти, как бы не предвосхищая итогов объявленного референдума, подняли красные стяги с гербом города. Но государственный флаг Украины в единственном экземпляре можно увидеть теперь только над окруженным штабом украинских ВМС, столь же непопулярных здесь, как и сами украинские флаги.

К факту этого парада знамен или их отсутствия в Севастополе можно относиться как угодно, ясно одно: итоги украинской государственности в Крыму подведены.

Принимая 6 марта постановления о приближении даты и изменении формулировок, выносимых на референдум, депутаты Крыма и Севастополя исходили из динамики, навязанной ходом «славной революции» на Украине и недоговороспособностью ее вождей.

С упрямством, достойным лучшего применения, бездарная украинская элита отказывается слышать даже те подсказки о необходимости федерализации, которые становятся всё больше популярны у друзей на Западе.

Вместо реформы и политического диалога Югу и Востоку Украины предлагают олигархов и «Правый сектор», вместо нейтрального внеблокового статуса — законопроект о вступлении в НАТО, вместо восстановления пущенных под нож гарантий русскому языку в русскоязычных же регионах — группу по подготовке новой редакции языкового закона с участием Ирины Фарион, Владимира Яворивского и других пещерных русофобов.

Люди в Крыму и так были уверены, что нельзя доверять ни единому слову необандеровцев, растоптавших соглашение о политическом урегулировании вместе с его международными гарантиями на следующий день после подписания, — чего же еще, кроме известного мне на собственном примере «шевченковского правосудия» (именно в этом суде города Киева в годы Ющенко рассматривали мой иск о незаконности запрета на въезд в Украину), могли ожидать от честных властей Украины руководители Крыма?

Всех крымских диссидентов в Киеве уже призывают «преследовать во втором поколении».

Проголосовав за вхождение в состав Российской Федерации, 78 из 100 крымских и 49 из 50 севастопольских депутатов во втором и третьем пунктах постановлений предложили своему населению Россию и Украину на выбор и признали, что окончательную точку в этом вопросе должно поставить прямое народное волеизъявление. Таким образом они повторили двадцать с лишним лет спустя процедуру самоопределения, примененную на самой Украине: сначала 24 августа 1991 года — принятие Верховной радой «Акта о государственной независимости Украины», а затем в декабре — всеукраинский референдум по тому же вопросу.

У меня нет никаких сомнений, что Севастополь (подавляющим большинством голосов) и Крым (большинством голосов) 16 марта выберут Россию. Как и в том, что Россия в ответ выберет Крым и Севастополь. Это просто неизбежно: любая ретирада обойдется дороже и будет чревата гораздо худшими последствиями — из числа тех, правда, которые никогда не пугали наших либералов.

Ведь этих смелых в своей трусости людей никогда не пугало то, чего они не понимают: с Крымом и Севастополем, после всего происшедшего, у России есть шанс. Без них — нет. Но это не значит, что у неизбежного решения о согласии на возвращение Крыма и Севастополя домой, в Россию, нет опасных последствий.

Речь идет не о пресловутых западных санкциях — некоторые из них, будучи примененными, нанесут Западу больший политический и материальный ущерб. И на Западе это знают. Решение о возможности использования наших вооруженных сил на Украине, а тем более согласие на вхождение Крыма в состав России, безусловно, вдохновляет узурпаторов в Киеве на подавление стихийного сопротивления Юга и Востока Украины.

Это уже началось — с ареста «народного губернатора» Губарева и его сторонников в Донецке. Киев уже стал пунктом исхода сочувствующей России части интеллигенции — почти как во времена булгаковской «Белой гвардии», так неслучайно, к месту, демонстрируемой по нашему телевидению.

Управленческая и предпринимательская элита Юга и Востока, и так не проявившая способности к эффективному сопротивлению Западу Украины, на какой-то период времени уйдет в подполье и полуподполье, запуганная ура-патриотическими лозунгами и нахрапистым натиском Запада на Восток. На этом этапе мы, видимо, не готовы оказать такую же, как в Крыму, решительную поддержку своим соотечественникам в Донецке, Харькове и Одессе — тем самым низам, на прямой контакт с которыми за все эти годы Россия так и не смогла выйти.

В отсутствие политической воли у областных советов Юга и Востока Украины, как следствие провала и предательства Партии регионов, у России не возникает формального повода для вмешательства. Наших информационно-пропагандистских возможностей по факту недостаточно, чтобы преодолеть по горячим следам событий шквал враждебной пропаганды украинских и западных СМИ, жаждущих превратить Украину после Януковича в Грузию при Саакашвили.

Мы успели пока только предотвратить, и это немало, сбрасывание в топку ассимиляции и бандеризации русского населения Крыма и Севастополя.

Что же из этого следует? Следует жить. И ждать, готовясь к новой волне протестов Юга и Востока Украины, которые неизбежны в ближайшей перспективе на фоне резкого ухудшения жизни населения и разборок в стане победителей. Никакие миллиарды евро, как и рублей, не спасут Украину от развала, если не состоится тот самый внутренний политический диалог и переустройство, которые, в сущности, и были главной целью демонстрации российской силы.

Продемонстрированной для того, чтобы ее не применять.

http://izvestia.ru/news/567193

Версия для печати