Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
24 марта 2014

Александр Проханов: слова Милошевича звучат как трагическое завещание

Фото: kuzrab.ru

Пятнадцать лет назад американские крылатые ракеты стали падать на Югославию и вгонять сербов в неолит. Злая воля, сначала разрушившая Советский Союз, затем рассекла Югославию.

И началась жестокая схватка народов, по которым прошелся скальпель, расчленивший это балканское государство. Кровь и беспощадная война сопутствовали распаду.

Помню город Вуковар, прошедший сквозь горнило войны. В нем не было ни одного уцелевшего дома, ни одного уцелевшего дерева — все было превращено в труху и крошку.

Я не забуду церковь, на стене которой был нарисован ангел. В этого ангела попал снаряд и вырвал ему сердце. Не забуду утомленную пушку и смертельно уставших артиллеристов, посылавших снаряд за снарядом в копоть и гарь Сараево. И в этих выстрелах и артиллеристах сквозила тупая обреченность безнадежной войны.

Помню Радована Караджича, его черные развеваемые ветром кудри, когда он читал свои стихи о великой Сербии и о божественной свободе.

Помню генерала Младича. Мы стояли с ним на обочине горной дороги, а мимо шла колонна грузовиков. В них сидели ополченцы, и, видя своего генерала, они воздевали руки. И генерал отвечал им тем же победным приветствующим взмахом.

Теперь оба — и Караджич, и Младич — сидят на цепи в Гаагском трибунале и медленно умирают, повторяя судьбу Слободана Милошевича.

Прекратив военные действия в Боснии и Сербской Краине, НАТО взялось за Сербию, началось отторжение Косово, этой древней святыни Сербии, сплошь покрытой монастырями и храмами, могилами сербских мучеников. Албанцы, заселившие Косово, вырезали и громили сербов, готовясь провозгласить независимость. Сербская армия давала отпор албанцам.

Лилась кровь. Сербия отстаивала драгоценную часть своей территории. И тогда начались бомбардировки, бесконтактная война в Европе, когда американские бомбардировщики на дальних подлетах к Сербии выпускали стаи крылатых ракет, и те взрывали мосты, идущие по железным дорогам составы, электростанции, системы водоснабжения.

Начались бомбардировки Белграда. Я был тогда в Белграде. Была Пасха, повсюду цвели восхитительные вишни. Сербы ожидали, что американцы разрушат мост через Саву, и чтобы этого не случилось, мы вышли на этот мост, где многие тысячи белградцев образовали живой щит.

Мы обнимались, танцевали, звучала знаменитая сербская песня «Тамо далеко, далеко». А над нами летели крылатые ракеты и взрывали министерства, административные здания, аэродромы. И белые вишни роняли миллионы своих лепестков от грохочущих взрывов.

Я нанес визит Слободану Милошевичу в его резиденции, в золоченой гостиной. Он сказал мне, что американцы разрушили инфраструктуру Сербии. И у Сербии нет истребителей и зенитно-ракетных комплексов, чтобы противодействовать этим жестоким налетам. Но у Сербии есть бесстрашная армия, которая сорвет наземную операцию американцев и разгромит их, как войска Тито громили фашистских оккупантов.

Мне казалось, что Милошевич полон решимости сопротивляться. Но давление на него было огромным.

Его уговаривали, прельщали, обманывали. Среди обманщиков, прилетавших в Белград, был Черномырдин.

Милошевич внял обещаниям и гарантиям, вывел войска из Косово. Тогда в Белграде случилась бархатная революция, Милошевич потерял власть и скоро оказался в Гааге, где началось его умирание под присмотром гаагских врачей и судей.

Косово без референдума, под контролем военных контингентов НАТО провозгласило свою независимость. И с этого момента началось попрание правовой системы мира. Попранные международные нормы открыли путь для американских бомбардировок Ирака и Афганистана, военного переворота в Египте, вторжения в Сирию, государственного переворота в Киеве.

Насилие стало сутью американской мировой политики.

Милошевич незадолго перед смертью сделал запоздалое горькое признание. Он сказал, что цель Запада по отношению к православному славянскому миру — это беспощадное подавление и истребление. Запад подобен ненасытному зверю, пожирающему славянскую плоть. Сегодня, когда Запад приветствует государственный переворот в Киеве и осуждает добровольное и бескровное присоединение Крыма к России, эти слова Милошевича звучат как трагическое завещание.

http://izvestia.ru/news/567970

Версия для печати