Экс-мэр Новгорода:  сегодня доходы не покрывают муниципальный долг, по сути, город – банкрот
23 января 2013 | Архив

Закон традиционной ориентации

Фото: kavkaz-uzel.ru

Госдума законодательно закрепила - формально за всеми регионами, а по сути за северокавказскими республиками - право формировать исполнительную власть не на всеобщих выборах, а в результате кулуарных переговоров и назначения компромиссной фигуры. Считается, что уступка национальным традициям горцев позволит избежать межэтнических конфликтов.

Право выбора

В среду депутаты Госдумы одобрили в первом чтении законопроект, позволяющий субъектам РФ выбирать один из двух вариантов формирования исполнительной власти – всеобщие выборы или голосование в региональном парламенте по трем кандидатурам, предлагаемым президентом. Последнее представляет собой фактический возврат к тому, от чего ушли в прошлом году, отказавшись от назначения губернаторов. В этой связи некоторые журналисты и политики стали бить тревогу из-за того, что Кремль якобы вновь отнимает у населения право выбирать глав своих регионов. Один из лидеров уличной оппозиции, депутат Дмитрий Гудков так и озаглавил свой пост от 23 января: «Дума отменяет выборы губернаторов. Сегодня». Столь безапелляционное утверждение противоречит тексту законопроекта, о чем парламентарий, разумеется, знает. Тем не менее, в своем блоге он излагает версию, согласно которой условное право выбора модели формирование исполнительной власти региона на деле обернется повсеместной отменой губернаторских выборов: «Им мало муниципального и нотариального фильтров, они хотят подстраховаться и оставить за регионами право в случае чего отменить выборы. Как думаете, какую процедуру будут выбирать субъекты?!»

Возможно, Гудков действительно разоблачил коварный замысел Кремля и единороссов, однако Путин еще на пресс-конференции в декабре успокоил общественность: губернаторский корпус будет формироваться путем всеобщих выборов. По его словам, власть не боится свободного волеизъявления, поскольку результат его, как показало 14 октября, эту власть вполне устраивает. «Я лично за прямые выборы губернаторов. Я считаю, что российское общество, конечно, давно к этому подошло», - заверил президент журналистов. При этом он дал понять, что в России есть регионы, где к власти свои подходы, в соответствии с местными традициями: «Есть вопросы, которые недавно были поставлены представителями национальных республик, это очень важная вещь, – и не просто национальных республик, где бок о бок сосуществуют и живут вместе десятилетиями, а то и столетиями представители разных, но титульных наций, которые считаются в этом субъекте основными, и там не одна такая нация, этнос. И если одна из них находится в меньшинстве, то у нее всегда возникает опасение, что она никогда не будет представлена на высшем уровне управления в республике. И начинаются межэтнические конфликты».

Речь идет, прежде всего, о Дагестане, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии, в какой-то степени о Северной Осетии. Власть там традиционно формируется в результате консенсуса основных этнических групп, а точнее, их лоббистов. В Дагестане до введения поста президента высшим органом исполнительной власти был Госсовет, состоявший из представителей 14 местных национальностей. Должность председателя Госсовета, то есть главы республики, как и другие высшие посты (председателя парламента, председателя правительства) были негласно поделены между наиболее влиятельными дагестанскими этносами. Существовавшая много лет система, как отмечает Путин, противоречила Конституции РФ, но обеспечивала относительную стабильность в этом неспокойном регионе.

После отмены в 2004-м губернаторских выборов северокавказские регионы в отношении формирования исполнительной власти формально оказались в том же положении, что и все остальные субъекты Федерации. По сути же назначение руководителя Дагестана или Карачаево-Черкесии осталось результатом договоренностей федерального центра с местными национальными элитами и выдвижения компромиссной кандидатуры.

Волки сыты, овцы целы

Возврат прямых всеобщих выборов автоматически делает электорат, то есть население каждой такой республики, еще одним «участником переговоров». И хотя кавказский избиратель, как правило, радует власть высокой явкой и фантастическим процентом отданных голосов, договориться с ним напрямую нельзя. Если на выборах президента страны или Госдумы итоги голосования в Дагестане настолько же предсказуемы, как в Чечне или Ингушетии, то предпочтения относительно кандидатуры главы республики в полиэтническом регионе прогнозировать гораздо труднее. Несколько влиятельных кандидатов, каждый от своей народности и со своей группой поддержки, зачастую хорошо вооруженной, – это то, что меньше всего нужно Кремлю на Северном Кавказе. Ни к чему дестабилизация и местным элитам, по крайней мере тем, которые сегодня при власти. Совершенно неудивительно, что представители этих республик, по словам Путина, «сами поставили вопрос: дайте нам право, сказали они, выработать такую систему приведения к власти руководителей республик, которая бы никого не ущемляла».

Другими словами, кавказцы потребовали для себя особого порядка формирования исполнительной власти, причем законодательно закрепленного. Президент, поразмыслив и выслушав советников, принял решение, которое соломоновым не назовешь, но в глазах самого Путина оно, видимо, выглядит мудрым. Вот как он его сформулировал: не отбирая у жителей большинства регионов права выбора губернатора, «дать возможность и людям в национальных республиках в соответствии с их традициями и с их культурой принимать такие решения, которые будут оптимальными и избавят нас от национальных и межэтнических религиозных конфликтов».

Поскольку все субъекты РФ по закону равны, совместить несовместимые правила формирования губернаторского корпуса можно было единственным способом: предоставив каждому региону право самостоятельно решать – выбирать главу всеобщим голосованием или принимать кремлевского назначенца (поскольку наличие трех кандидатов от разных партий в условиях доминирования ЕР в региональных парламентах нельзя считать возможностью выбора).

«Будто что-то украл»

Даже на Кавказе далеко не всех устраивает такой двойной стандарт. «По всей стране должен действовать один закон. Мы же одна страна! Нельзя выделять кавказские республики. Правила везде должны быть одинаковые», - заявил на этой неделе в интервью «Коммерсанту» глава Ингушетии Юнус-Бек Евкуров. При этом он выступает за возврат к назначению губернаторов во всех без исключения регионах, считая такую систему наиболее эффективной. Евкуров подчеркивает порочность возможного разделения глав регионов на избранных народом и назначенных: «Я лично ни в коем случае не хотел бы воспользоваться этим эксклюзивным правилом и быть назначенным, когда мои коллеги в других регионах будут выбираться. В этом случае я бы считал, что что-то у кого-то украл».

О проблеме меньшей легитимности назначенных глав регионов по сравнению с избранными говорят и политологи. Если закон вступит в силу, губернаторский корпус фактически разделится на две фракции. Можно не сомневаться, что оказаться в числе избранных захочет не только Евкуров, но и Кадыров, и другие, даже не столь популярные в народе главы регионов СКФО.

«Традиционным» способом власть будет формироваться, вероятно, только в полиэтнических кавказских республиках: Карачаево-Черкесии, Кабардино-Балкарии, Дагестане. К слову, в двух последних особенно активно действует исламистское бандподполье. Многолетняя пропаганда ваххабизма дала свои всходы, и для части местного населения традиция – это, прежде всего, шариат. Уступка, сделанная Северному Кавказу в вопросе формирования исполнительной власти, направлена на предотвращение межэтнических и межрелигиозных конфликтов, но в перспективе может привести к прямо противоположному результату. Создан нехороший прецедент: если главу региона можно назначать по-своему, не так, как в остальной России, почему нельзя судить по-своему, то есть по шариату? Или по-своему жениться, узаконив многоженство?

Александр Егоров 

Версия для печати