Эксперт:  с таким подходом Миронову надо быть не губернатором, а мэром Ярославля
24 сентября 2014

У властей Чечни претензии к российским законам

Фото: metronews.ru

Парламент Чечни обратился в Конституционный суд РФ с жалобой на принятый в 2013г. закон, ограничивающий право заниматься госслужбой для лиц, не служивших в российской армии. В Чечне, отметим, призыв практически не ведется уже почти десять лет. Впрочем, недавно глава Чечни Рамзан Кадыров вновь добился для чеченцев права служить в армии. Существует ли между этими событиями связь, а также закончится ли удачей эксперимент по возвращению выходцев с Северного Кавказа в армию РФ, «Клуб Регионов» спросил экспертов.

Конституционный суд РФ на открытом заседании рассмотрел жалобу парламента Чеченской Республики на ущемление прав человека и нарушение принципов свободы труда и равного доступа к госслужбе. Причиной заявления стал федеральный закон, в соответствии с которым лица, не прошедшие службу в российской армии, не могут претендовать на государственные должности. Как сообщили «Клубу Регионов» в пресс-службе КС, решение по делу будет вынесено на закрытом заседании, «но не раньше, чем через три-четыре недели».

Закон, против которого выступает чеченский парламент, был принят в 2013г. Он направлен на повышение привлекательности военной службы по призыву.

Напомним, жителей Чечни перестали призывать в армию в начале 90-х. В 2000-х призыв возобновился, но эксперимент завершился неудачей из-за многочисленных конфликтов, возникавших между призывниками из Чечни и другими военнослужащими, включая офицерский состав. В настоящее время из Чечни для срочной службы призывается сравнительно небольшая доля лиц. Аналогичная ситуация, кстати, наблюдается почти на всей территории Северного Кавказа.

Совсем недавно, напомним, против этой нормы выступил глава Чечни Рамзан Кадыров. Он заявил, что в республике «десятки тысяч молодых людей, готовых стать военными», «но по непонятным никому и не озвученным никем причинам в войска их не направляют». Позже стало известно, что по просьбе чеченского правительства министр обороны Сергей Шойгу принял решение о призыве в российскую армию 500 жителей Чечни. Кадыров уточнил: «Далее численность призываемых будет расти».

Политолог из Чечни Эдильбек Хасмагомадов полагает, что запрет на госслужбу вводился не как препятствие для жителей Чечни, Дагестана или других северокавказских республик. При этом он отметил, что этот закон «касается не только чеченских юношей, но и всех российских».

Вместе с тем Хасмагомадов выразил мнение по поводу негласного запрета на призыв в армию жителей Чечни. «Когда наши молодые люди попадали в армию, часто они оказывались в подчинении у офицеров, которые здесь [в Чечне] воевали или имели контакт с контрактниками, которые здесь воевали. В связи с этим были постоянные конфликты». По словам политолога, для снятия этого напряжения и для того, чтобы «страсти улеглись», нужно было «какое-то время».

Политолог, старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО МИД России Вадим Муханов отмечает, что с возобновлением призыва чеченцев на срочную службу риск, что «негативные тенденции» 2000-х повторятся, существует. При этом он отмечает: «Но все-таки есть надежда, что изменение общественно-политической ситуации в стране позволит этот риск уменьшить или минимизировать». В данной ситуации, по его словам, многое будет зависеть от того, в какие части и регионы пошлют чеченских призывников, с каким настроем они сами пойдут в армию, а также от контроля со стороны офицерского состава.

Что касается претензий чеченского парламента и инициативы Кадырова, то «схожесть этих событий по времени наводит на мысль насчет того, что они взаимосвязаны, а также на то, что законодательный орган Чеченской Республики занимается лоббированием интересов своих жителей», считает Муханов.

Муханов обратил внимание на то, что проблема призыва с Северного Кавказа «лежит на поверхности достаточно давно» и в последние три-четыре года эту ситуацию достаточно бурно обсуждают не только политики Чечни, но и представители Дагестана. «Понятно, что такая проблема существует, и понятно, что была достаточно неприятная тенденция, о которой говорят сотрудники и официальные представители Минобороны России. Определенно, нужен какой-то компромисс. И сейчас ситуация такова, то он может устроить обе стороны, а под второй стороной я имею в виду власти северокавказских республик, потому что они заинтересованы в том, чтобы вернуться к традиционному формату службы, что позволит полностью интерполировать молодежь в общегосударственные институты», – поделился своим мнением Муханов.

Версия для печати
Главное