Курганская область:  облизбирком не посчитал серьезным нарушением визиты кандидата к голосующим на дому в день выборов
31 января 2018

Федеральный центр установил контроль над бюджетами Хакасии и Костромской области

Фото: ТАСС

Федеральное казначейство установило контроль за бюджетами Хакасии и Костромской области. Причина – чрезмерный госдолг регионов, значительно превышающий их собственные доходы. Опрошенные «Клубом Регионов» эксперты считают такой контроль технической мерой, которая вскрывает системную проблему задолженности субъектов и их «расслабленную» бюджетную политику. Научный сотрудник лаборатории бюджетной политики Александр Дерюгин называет Хакасию и Костромскую область самыми злостными нарушителями Бюджетного кодекса. Экономисты прогнозируют, что под «внешнее управление» могут попасть бюджеты еще десяти регионов. Самые реальные «претенденты» на это – Мордовия, Карелия и Северная Осетия, предполагает завкафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимир Климанов.

Хакасия и Костромская область стали первыми регионами в России, в отношении которых установлено сопровождение со стороны Федерального казначейства. Как сообщил глава казначейства Роман Артюхин, ведомство будет отслеживать исполнение бюджетных обязательств, не допуская их принятие сверх установленных лимитов, а также контролировать кредиторскую задолженность субъектов.

Напомним, по итогам первых девяти месяцев 2017г. госдолг Костромской области составлял 163,7% к своих доходам, а Хакасии – 144,5%.

Научный сотрудник лаборатории бюджетной политики научного направления «Макроэкономика и финансы» Института экономической политики имени Гайдара Александр Дерюгин заметил, что темпы роста доходов и Хакасии, и Костромской области в 2016г. были на уровне 5%, то есть почти на уровне Российской Федерации. «Они могли бы проводить более жесткую бюджетную политику, которая не приводила бы к столь быстрому наращиванию долга. Видимо, они надеялись, что Федерация им поможет, но этого не произошло», – рассуждает эксперт. При этом он не считает ситуацию в этих двух регионах катастрофической и близкой к дефолтной. Дерюгин подчеркнул, что объем госдолга у российских регионов «существенно ниже, чем объем госдолга у любых других регионов любых других стран с федеративным устройством», за счет того, что в России субъектам законодательно разрешено иметь долг не выше 100% от собственных доходов бюджета, в то время как, например, в Бразилии установлен лимит в 200%, а в развитых странах – еще больше. Претендентов на установление казначейского контроля среди других регионов РФ экономист пока не видит: «Другие регионы более-менее справляются, даже те, которые имеют высокую государственную задолженность, у них реальный размер госдолга падает, и вообще если в среднем посмотреть, то регионы выходят на бездефицитный режим. Костромская область и Хакасия накопили наибольший долг по отношению к налоговым и неналоговым доходам. Они в большей степени являются нарушителями Бюджетного кодекса, который позволяет иметь 100% показатель задолженности, а у них он существенно выше. А главное, что с этого года введен переходный период, когда в течение двух лет позволяется иметь размер госдолга свыше 100%, но за это время он должен быть доведен до 100%. Но на самом деле невозможно за один год взять и убрать 20% долга. Видимо, поэтому над этими двумя регионами взят наиболее жесткий контроль, чтобы они максимально быстрым темпом довели свою долговую нагрузку до разрешенной Бюджетным кодексом», – считает Дерюгин.

В регионах уверяют, что контроль со стороны казначейства не ущемляет их интересов и не является показателем банкротства субъекта РФ. Об этом заявил журналистам директор департамента финансов Костромской области Игорь Замуртаев. Член комитета по бюджету и налоговой политике Верховного совета Хакасии Виктор Лебедев в беседе с «Клубом Регионов» подчеркнул, что контроль Федерального казначейства – это не внешнее управление. «Казначейское сопровождение предполагает, что Минфин республики должен обратить особое внимание на выполнение ряда обязательств: социальных, выплату зарплаты и так далее. Таким образом, Минфин России подвигает региональные финансовые структуры более тщательно следить за этими моментами. Если эти моменты отслеживаются, то, собственно, никакого сопровождения в республике больше и нет. Поэтому говорить о каком-то внешнем управлении совершенно некорректно», – сказал парламентарий. При этом Лебедев напомнил, что на состояние госдолга Хакасии внимание федерального центра обращали как республиканский парламент, так и глава Виктор Зимин. «И точка зрения в принципе едина. Проблемы, и не только у нас, начались из-за того, что нужно было исполнять майские указы президента, а с другой стороны, за последние годы поменялось налоговое законодательство, и ряд налоговых выплат из Хакасии были уведен», – сказал Лебедев, напомнив о «знаковом» выступлении спикера Верховного совета Хакасии, который обвинил Минфин в том, что тот загоняет регион в долги.

О майских указах как об одной из предпосылок, по которой регионы копят долги, говорят и эксперты. Доктор экономических наук, завкафедрой государственного регулирования экономики Института общественных наук РАНХиГС Владимир Климанов главной причиной, из-за которой Федеральному казначейству пришлось установить контроль над бюджетами Хакасии и Костромской области, считает объективную ситуацию в бюджетной системе страны. «Прежде всего нужно сказать, что в результате разных обстоятельств регионы оказались перегружены расходными обязательствами, не имея на то адекватных доходных источников. Это произошло в силу ряда федеральных инициатив, а также в силу того, что экономика страны оказалась в реальной кризисной ситуации», – говорит эксперт.

На установление контроля за региональными бюджетами Климанов смотрит как на технический момент. «Установив расширенное казначейское сопровождение, мы можем отследить правильность и эффективность расходования разного рода бюджетных средств, но это не приводит к решению того круга проблем, которые связаны с высокой долговой зависимостью в данных регионах. Решением проблем будут планомерные шаги со стороны федерального центра при готовности регионов идти иногда на болезненные решения. Но этот набор действий включает в себя не чисто технические операции в обслуживании счетов регионов в казначействе. Главное – как изменить разделение доходных источников, разграничение расходных обязательств, поменять сложившуюся систему финансовых взаимоотношений и так далее. Только такие действия могут привести не к снятию какой-то напряженности, а к решению самой проблемы, которую, без сомнения, нужно решать», – поделился своим мнением экономист. Климанов сообщил, что сейчас в России насчитывается не более десяти регионов с большим госдолгом и отсутствием собственных источников для их погашения, которые также рискуют оказаться под контролем казначейства: самые реальные «претенденты» на это – Мордовия, Карелия, Северная Осетия и некоторые другие регионы. «Но, может быть, подобные инструменты были бы хороши и для традиционно высокодотационных регионов, в число которых у нас попадают Чечня, Ингушетия, Карачаево-Черкесия, Дагестан, Тыва, Республика Алтай, Камчатский край», – добавил Климанов.

Версия для печати
Главное
«Опору России» втянули в криминальный скандал с «черными лесорубами» в Омской области
Трое членов «Опоры России» из Тарского района Омской области попросили Владимира Путина найти управу на активистов ОНФ, которые якобы не дают работать лесной сфере своими расследованиями действий «черных лесорубов». В областном отделении организации от заявления своих членов уже открестились. «Они без согласования с руководством просто бахнули это письмо, использовав бренд «Опоры России», – заявил ее региональный лидер Олег Ананьев. «Сумма ущерба от варварской вырубки леса перевалила за 4 млрд руб. И, естественно, люди, которые кормились с этого, не хотят терять свои деньги», – комментирует ситуацию представитель областного отделения ОНФ Александр Фадеев. Он уверен, что сейчас «можно говорить о существовании организованного преступного сообщества с четко распределенными ролями на низшем и среднем уровнях и на уровне покровителей во властных структурах».