Иркутский губернатор:  мне стыдно, что не выполнена задача, поставленная президентом. Почему федеральные деньги есть, а освоить их мы не можем?
11 декабря 2019

Профессор ВШЭ Юрий Плюснин: укрупнение муниципалитетов – это огосударствление муниципальной власти

Фото: kaknado.su

В мае 2019г. в России вступили в силу поправки в закон о местном самоуправлении, которые позволили губернаторам начать укрупнение муниципалитетов путем объединения населенных пунктов. По мнению профессора ВШЭ Юрия Плюснина, эти действия направлены на возвращение низового государственного уровня, несмотря на прописанную в Конституции независимость муниципалитетов.

Федеральный центр намерен «до конца» довести работу по укрупнению муниципалитетов, сообщает со ссылкой на источник, близкий к администрации президента, «Коммерсант». По словам собеседника издания, главная цель преобразования – централизация власти и оптимизация аппарата. В теории это должно позволить быстрее и эффективнее решать застарелые проблемы сельских поселений, сделать территории более контролируемыми и сэкономить средства бюджета на содержание муниципальных чиновников. Впрочем, в ряде регионов, где власти пошли на такие изменения, наблюдатели отмечают отсутствие заметного положительного эффекта от этих действий.

Напомним, изменения в закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», которые позволили губернаторам инициировать укрупнение муниципалитетов, вступили в силу в мае 2019г. Главная претензия, которая предъявляется к укрупнению муниципалитетов, – потеря связи между обществом и властью. С этим отчасти согласен профессор кафедры местного самоуправления факультета социальных наук ВШЭ Юрий Плюснин. «Естественно, это отдаляет людей от власти, особенно в провинции. Если мы говорим о провинциальной России, где плотность населения до 20 человек на квадратный километр, то муниципалитет, до служащих которого нужно добираться дольше, чем один рабочий день, становится недосягаемым. Как я доеду в Мурманской области или в Якутии до муниципалитета, если я живу на расстоянии 200–300 км и у меня только зимник или вертолет? А у нас две пятых территории всей страны малодоступны», – говорит эксперт.

Плюснин также критически относится к образованию муниципального округа в пределах всего муниципального района, что в российской практике сегодня встречается довольно часто. Заниматься подобным, по его словам, не только бессмысленно, а иногда и просто губительно для муниципальной жизни.

«Но здесь, по сути, надо говорить о том, что на самом деле стои́т за этим процессом укрупнения муниципальных образований, особенно когда из десятка-двух поселений создается одно, как это уже было 10 лет назад в ряде регионов», – обратил внимание Плюснин. По его словам, речь идет об «огосударствлении муниципальных форм». «То есть формально у нас создаются муниципальные округа, а реально это восстановление низового государственного уровня, от которого какое-то время назад отказались. По сути, это возвращение к административным районам в государственной форме, – поясняет собеседник «Клуба Регионов». – По Конституции муниципальные районы отделены от государства, но обычный район никогда не прекращал выполнять функции государственного низового уровня управления – распределение бюджета, исполнение всех основных социальных функций».

Политические последствия этих действий, по мнению Плюснина, будут зависеть от разных факторов, самым важным из которых он считает способность граждан к самоорганизации и самоуправлению. «А у нас самоорганизация и самоуправление на самом деле велики, даже если нам может так не казаться из крупных городов. Поэтому, если государственная власть в такой извращенной муниципальной форме отдаляется от населения, это не значит, что население утрачивает возможность к самоуправлению, потому что есть самоорганизация, независимость. Общество справляется с этими вопросами, да оно и всегда с ними справлялось», – резюмировал эксперт ВШЭ.

Версия для печати