Политолог:  на борьбе с Дегтярёвым запал жителей Хабаровска закончится, и следующего губернатора они будут воспринимать как мессию
3 июля 2020

Эксперты прокомментировали результаты голосования по Конституции в Архангельской области

Фото: РИА Новости

«Клуб Регионов» и Ассоциация политических консультантов продолжают изучать регионы при помощи мнений экспертов на местах. Первым субъектом РФ, ситуацию в котором удалось обсудить, уже имея на руках результаты голосования по поправкам к Конституции, стала Архангельская область.

В онлайн-клубе участвуют:

Сергей Антуфьев, руководитель Архангельского областного отделения «Опоры России»

Александр Дунаев, драматург, руководитель сообщества актеров «Четвертый театр»

Алексей Морозов, журналист, политолог

Иван Новиков, председатель комитета Архангельского областного собрания депутатов по развитию институтов гражданского общества

Вадим Трескин, социальный инженер, социальный предприниматель, руководитель центра социально-политических исследований «Стига»

Михаил Силантьев, директор Ассоциации «Фермеры русского севера», председатель архангельского регионального отделения Союза садоводов России

Андрей Чураков, политолог

Александр Шонин, генеральный директор Союза промышленников и предпринимателей Архангельской области

В Архангельской области явка на голосование по поправкам составила 50%, а изменения в Основной закон страны поддержали 65,78%. Участники онлайн-дискуссии считают, что проблемы, повлиявшие на невысокую явку, зрели в регионе многие годы. В то же время они уверены, что обсуждать ситуацию в Архангельской области невозможно без учета состояния дел в соседнем Ненецком округе.

Результаты голосования в НАО стали главной сенсацией последних дней. Явка там составила 58%, но при этом регион оказался единственным в России, где зафиксировано протестное голосование: 54,57% – против поправок, а за – 44,42%. Врио главы НАО Юрий Бездудный уже заявил, что результаты голосования стали ответом на прежние планы властей создать новый субъект Федерации. Теперь, по словам главы НАО, тема объединения субъектов закрыта.

Александр Дунаев, драматург, руководитель сообщества актеров «Четвертый театр»:

«Я думаю, что такая невысокая явка – от неверия властям. После Шиеса народ уже не верит власти, эту веру надо возвращать. Для людей все выглядит так, будто без учета их мнения решили объединяться, и они выступают против, даже если мысленно они, может, и поддерживали эту идею. Я вот не против объединения. Архангельская область очень многое сделала для того, чтобы осваивать Ненецкий округ: вкладывалась интеллектуально, и людьми, и ресурсами различными. Но надо сделать так, чтобы решения принимались как в семье. А когда губернаторы подписали меморандум, то люди подумали, что завтра уже мы объединимся. Это мы с вами понимаем, что такое меморандум, а для народа это все мрак».

Андрей Чураков, политолог:

«Первый вопрос, который логично возникает у жителей Архангельской области и НАО: зачем [нам объединение]? Ответ на этот вопрос внятно сформулировать не смогли. Пошли разговоры о том, что в НАО беда с бюджетом, так вот вроде как надо им помочь. Потом вторая версия была, что в НАО нефть и газ, и хотя у них у самих беда с бюджетом, но когда их объединят с Архангельской областью, то у нас в области денег больше будет. Хотя, если смотреть межбюджетные отношения, в том числе между округами Архангельска, там вся эта история сразу же рассыпается в пух и прах просто. В конечном итоге, объясняя свою позицию и свою идею, Цыбульский окончательно остановился на одном проекте, он сказал: «Мы построим порт [в Индиге]». Но у нас Архангельск – это, вообще говоря, первый порт России, у нас традиции, мы корабли еще для Петра I строили. И вдруг нам говорят: «А давайте мы построим порт в НАО».

А в НАО я для себя определил, что жители НАО к своей самостоятельности, к самостоятельности округа относятся именно как к архетипу, это то, что лежит в подсознании, это не управляется через логику. Это из разряда, что нельзя осквернять могилы и бросать хлеб на пол. Вот так же нельзя лишить жителей НАО этой самостоятельности, они даже не объяснят почему, они просто говорят, что так нельзя».

Алексей Морозов, журналист, политолог:

«Ситуация с объединением с Ненецким округом показала, что для начала нужны были какие-то общественные обсуждения этого дела, а затем уже можно было выносить это в плоскость того, что «мы хотим», чтобы у этого «мы хотим» была какая-то основа. А в Ненецком округе люди стали выходить на площади, говорить о своей идентичности и так далее. То есть тут Александр Витальевич Цыбульский повторил ошибку Орлова [c Шиесом]. Но я надеюсь, что ситуация с голосованием в Ненецком округе что-то поменяет. Впереди губернаторские выборы, надо быть немножечко гибче».

Иван Новиков, председатель комитета Архангельского областного собрания депутатов по развитию институтов гражданского общества:

«На мой взгляд, формы работы по информированию населения перед проведением какого-то важного управленческого решения, законодательные нормы устарели и не учитывают специфику современности. Нужны новые подходы, чтобы люди могли сказать: «Да, с нами посоветовались, ладно, реализуйте». А когда ты принимаешь управленческое решение регионы объединять или завод строить, власть обязана, должна принимать во внимание, что нужно подготовить общественное мнение. Вот с этим у нас совсем слабо до сих пор. И ошибки Шиеса не совсем учтены, на мой взгляд».

При этом на другой чаше весов для Цыбульского лежит его решение отказаться от реализации проекта строительства экотехнопарка в Шиесе. Этого решения от нового главы региона ждали многие жители. Участники онлайн-клуба рассказали, чего еще ждут от Цыбульского и какие проблему ему нужно решить.

Иван Новиков, председатель комитета Архангельского областного собрания депутатов по развитию институтов гражданского общества:

«Цыбульский четкую позицию по Шиесу занял, он эту свалку уже выкинул из списка приоритетных. Но я, пообщавшись в Ленском районе со многими, кто связан с этой темой, могу сказать, что одной позиции мало. Теперь нужно доказать, что его слово не расходится с делом. Нужно взять и начать рекультивировать свалку. Потому что это очень болезненная тема, из-за этого очень вырос уровень недоверия к власти. И даже с затуханием истории все равно остаются последствия, которые проявились на голосовании по поправкам к Конституции».

Сергей Антуфьев, руководитель Архангельского областного отделения «Опоры России»:

«Предприниматели здорово пострадали от коронавирусного кризиса, это понятно. И, конечно, у них есть большое недовольство федералами, потому что меры поддержки, озвученные на федеральном уровне, и незначительны, и, к сожалению, распространяются на малое количество людей. К областной власти у предпринимателей меньше негатива, потому что полномочий у нее значительно меньше для помощи бизнесу, но эта помощь была оказана. Ну и самое хорошее у меня отношение как у предпринимателя к муниципалам. Те сделали все, что могли: снизили стоимость аренды земли, помещений, снизили единый налог на вмененный доход. Вот это три вида деятельности, по которым они могли как-то нам помочь, и они абсолютно быстро и адекватно это сделали. А федералы, конечно, денег зажали, прямо скажем».

Александр Шонин, генеральный директор Союза промышленников и предпринимателей Архангельской области:

«Помимо коронавируса, у нас есть и другие проблемы, которые испытывают предприниматели. В Архангельской области существуют так называемые государственные гарантии: у нас здесь отпуска в два раза больше, чем, допустим, в Центральной России, у нас выделяются деньги на проезд к месту отдыха. Но все эти государственные гарантии оплачиваются бизнесом. И здесь возникает вопрос межрегиональной конкуренции, потому что из-за необходимости выполнять эти гарантии северному предпринимателю будет очень сложно конкурировать, например, с предпринимателем из Москвы. Возьмем, допустим, строительную сферу: если компания работает в «белую» и предприниматель четко платит налоги, то ему работников нужно на 10% больше, чтобы покрыть один и тот же фронт работ, и это только лишь из-за того, что у нас тут отпуска по 60 дней. Вот эту проблему тоже нужно решать.

Но вообще могу так сказать: на базе наших четырех объединений предпринимателей создан Союз общественных объединений и партнерств, и, в принципе, все те требования, которые поступают от бизнеса, мы высказываем нашему правительству, губернатору. Нас слышат. Это однозначно. Но мы хотели бы еще усилить эту работу, может быть, подключить еще больше предпринимателей в наше сообщество и добавить туда мозгов, какие-то новые силы».

Иван Новиков, председатель комитета Архангельского областного собрания депутатов по развитию институтов гражданского общества:

«Часть населения, особенно та, которая занимается с бизнесом или как-то связана с бизнесом, очень ждет, чтобы убрали режим ограничений и жизнь вернулась в прежнее русло. Другая категория – это пожилые люди, они опасаются за свое здоровье. У нас первый этап ограничений убрали, и уже в соцсетях мои подписчики пишут, что опасаются, ведь статистика заболеваемости растет. И здесь получается диссонанс.

Конечно, люди ждут больших мер поддержки со стороны власти. При обсуждении поправок к Конституции люди фиксировались на социальных мерах поддержки, индексации пенсий, приведения МРОТа к уровню прожиточного минимума».

Михаил Силантьев, директор Ассоциации «Фермеры русского севера», председатель Архангельского регионального отделения Союза садоводов России:

«Областное правительство раз в год выделяет 1 млрд руб. на сельское хозяйство, но этот миллиард практически весь целиком уходит семи – девяти крупным предприятиям, а все остальные, мелкий бизнес, никому не нужны. А три года назад у нас забрали последнюю господдержку в виде льготного леса для селян. И тогда же запретили продавать собственную продукцию в бюджетную сферу. То есть раньше фермеры снабжали детские сады и школы мясом, молоком. Сейчас это запрещено. Вот недавно президент выступал, говорил, что нужно помочь фермерам в реализации продукции. Но у нас ни одного рынка сельскохозяйственного в Архангельской области нет, и никто ничего не делает.

И есть еще один момент. У нас самые высокие тарифы в европейской части России. Несмотря на то что у нас единое экономическое пространство, в Архангельской области самое дорогое тепло, самое дорогая электроэнергия в Российской Федерации. Уже 20 лет стоит вопрос, чтобы подавать дешевую электроэнергию от Кольской атомной станции сюда, в Архангельскую энергосистему, но никто этот вопрос не решает из-за интересов лоббистов. То же самое с газом: у нас больше 10 лет газ проходит рядом с Архангельском, ко всем городам он подведен, а в город он не заходит. Это тоже из-за лоббизма крупных монополистов. И чиновники у нас этому потворствуют».

Вадим Трескин, социальный инженер, социальный предприниматель, руководитель центра социально-политических исследований «Стига»:

«Я бы сказал о том, что одна из главных проблем Архангельской области сейчас – это уважение к людям. Северный человек привык жить так, что он сам себе царь и бог. Это было одной из проблем Шиеса – почему Архангельская область выступила против него, почему протестовали против губернатора Игоря Орлова, почему вывешивали протестные плакаты в Северодвинске, который от Шиеса в тысяче километров. Потому что и в Северодвинске, и в Архангельске, и в других населенных пунктах живут люди, которые привыкли жить по-северному, для которых нет земельных наделов, но есть угодья. То есть у каждого человека, у каждой семьи есть некое угодье, которое им формально не принадлежат и нигде юридически это не записано, но по понятиям и по мнению окружающих это их угодье. И люди почувствовали, что проект Шиеса – это угроза их экономическому благополучию, привычному образу жизни, что они не смогут передать своим внукам тот образ жизни, который ведут они и вели их предки.

Еще одна проблема – это наш бюджет. Сейчас мало кто признается в том, что в Архангельской области за последние пять – шесть лет на 15 млрд руб. выросли налоговые сборы. Это произошло не за счет леса, не за счет транспорта или оборонных средств. Это произошло за счет налогов малого и среднего бизнеса. А внимания к нему нет. В Архангельске мэр не общался с общественным советом предпринимателей последние 15 лет.

У нас вообще есть проблема отсутствия коммуникации между властью и обществом. Мы специально с коллегами считали: в Архангельске сформировано порядка 200 сообществ, и ни с одним из них нет коммуникации со стороны чиновников, эти люди не вошли ни в один из общественных и прочих советов, институционально эта коммуникация не выстроена. Нет в области и как таковой медийной коммуникации, она разрушена еще лет 15 назад. С тех пор информация распространяется сама по себе. То есть всем кажется, что здесь есть телевидение, радио, какие-то газеты выходят, есть паблики в соцсетях, но когда власть пытается донести что-то до людей, то выясняется, что ничего из этого не работает. Если люди не захотят услышать, до них эта информация не дойдет.

У нас есть проблема закупорки каналов коммуникации, и за это отвечают разного рода управленцы. Один пример: время губернаторства Орлова стало временем нереализованных надежд, когда область потеряла несколько десятков миллиардов рублей. Потому что сюда приходили предприниматели, приходили представители федеральных государственных корпораций, структур, они пытались разговаривать, а разговаривать было не с кем, потому что люди, которые говорили о том, что они осуществляют коммуникацию с властью, и сами никаких решений не принимали, и до первого лица региона ничего не доводили. Эту проблему можно исправить, если сюда придет команда коммуникаторов. Нужен разговор, нужен практически в каждый муниципалитет заезд команды из четырех-пяти модераторов, которые поговорят для начала со всеми людьми, которые символизируют определенные сообщества, тогда разговор с властью получится. Главный совет, который я могу дать Цыбульскому, – это снести среднюю чиновническую прослойку, которая закупорила все коммуникации. Они, может быть, не воруют, но пользы они не приносят».

Версия для печати