Глава Тувы:  земляки обеспокоены новостью о том, что на территорию Тувы упали обломки космического корабля «Прогресс»
11 января 2011 | Архив

Основные политические итоги 2010 года для руководителей регионов

На этот раз «Клуб Регионов» при подведении информационно-политических итогов года расширил методику: для объективности мы не только суммируем количество упоминаний губернаторов и полученных ими баллов в нашем еженедельном «Рейтинге регионов», но и сопоставляем эти данные с оценками Минрегионразвития и ряда ведущих российских политологов.

В числе экспертов, опрошенных при подготовке документа:

· Михаил Виноградов, президент Фонда «Петербургская политика»;

· Оксана Гончаренко, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры России;

· Леонид Давыдов, председатель Комиссии по региональному развитию и местному самоуправлению Общественной палаты РФ;

· Виталий Иванов, директор Института политики и государственного права;

· Александр Кынев, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики;

· Дмитрий Орлов, директор Агентства политических и экономических коммуникаций;

· Михаил Тульский, президент исследовательского центра «Политическая аналитика»;

· Ростислав Туровский, директор Агентства региональных исследований;

· Валерий Хомяков, генеральный директор Совета по национальной стратегии.

Также весьма полезным источником для экспертов «Клуба Регионов» стал «Рейтинг политической выживаемости», дважды в год публикуемый Фондом «Петербургская политика» и Коммуникационным холдингом «Минченко консалтинг».

***

#topbrd#

Уходящий год стал одним из наиболее динамичных для развития российской региональной политики. Его особенностями стали:

1. Беспрецедентная массовость кадровых решений в отношении губернаторского корпуса. Как количественные, так и качественные (например, использование отставки по утрате доверия) параметры кадровой политики Кремля в уходящем году были задействованы в невиданных масштабах.

Руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев образно назвал 2010-й «годом потери влияния региональных политических тяжеловесов».

В свою очередь, директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов заметил, что «лояльность региональных элит центру обеспечена, теперь нужно стремиться к обеспечению эффективности».

(Вообще, недостаточная эффективность большинства губернаторов является в экспертной среде расхожим мнением.)

2. Системное решение центром проблемы региональной фронды как в кадровом (возрастной «потолок» в 70 лет и ограничение пребывания у власти тремя сроками), так и в «символическом» (запрет использования в названии должности главы региона слова «президент») плане (изменения коснулись и региональных парламентов: установлен единый критерий определения числа депутатов законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта федерации, которым является численность избирателей, зарегистрированных на территории субъекта, а в названии региональной легислатуры запрещено использование термина «государственный»).

Несмотря на ощутимую политическую направленность этих мер (целевое повышение лояльности и эффективности управляемости), они имеют и вполне зримые экономические результаты: в регионы с недавно назначенными губернаторами, имеющими в запасе 4-5 лет, при прочих равных условиях, инвесторы идут охотнее. На фоне выхода страны из кризиса именно подобные регионы способны аккумулировать основные инвестиционные потоки. И, наоборот, можно лишь посочувствовать регионам с губернаторами-«хромыми утками»: прокладываемые ныне посткризисные русла инвестиционных потоков минуют указанные регионы, а рассчитывать на государственные инвестиции в ситуации борьбы с дефицитом федерального бюджета бессмысленно.

3. Снижение политической функциональности губернаторов, все в большей мере превращающихся из политиков в администраторов и чиновников (по давнишнему выражению политолога Станислава Белковского, вместо неуправляемых представителей старой «ельцинской» гвардии приходят «наемные менеджеры»). Из-под их контроля выводятся последние механизмы силового влияния на обстановку: заявлено о подготовке к переходу финансирования милиции общественной безопасности начиная с 2012г. на федеральное финансирование. Тем самым губернаторский корпус окончательно становится «ручным», теряя многие черты, отличавшие глав регионов в 90-е гг. и позволявшие им выживать в ситуации политического «естественного отбора».

4. Аналогичным образом следует воспринимать призыв президента к избавлению регионов от непрофильного имущества, в том числе от СМИ. Тема отказа губернаторов от «информационных костылей» стала неожиданно резонансной (а многие главы регионов на момент послания президента уже заложили в бюджет-2011 повышенные параметры поддержки СМИ, часто в гомерических пропорциях превышающие финансирование дорожного строительства, ЖКХ, важнейших социальных статей). Однако поскольку месседж президента взбудоражил не только региональные административные круги, но и значительную часть местной журналистики, в итоге пресс-секретарь главы государства Наталья Тимакова смягчила формулировки, сообщив, что «президент ждет предложений от руководителей СМИ о том, как сохранить региональную прессу, но сделать ее более независимой от региональных и местных властей».

5. Пока более успешно работает режим «ручного управления» деятельностью губернаторов со стороны центра (поручения главам регионов о контроле над ценами на лекарства и продукты первой необходимости, в сфере соцзащиты и многие другие). Однако чуть ли не ежеквартально отмечается введение все новых, но, по мнению экспертов «Клуба Регионов», как и ранее далеких от совершенства формальных критериев оценки эффективности губернаторского корпуса.

Пока же рейтинги Минрегиона с рейтингами кредитных рисков и инвестиционной привлекательности регионов, подготавливаемых независимыми аналитическими структурами, коррелируют слабо, что запутывает инвесторов и тормозит развитие инвестиционной активности.

6. Что касается ожидаемой федеральным центром региональной инновационной активности, уместно напомнить результаты исследования Института инноваций инфраструктуры и инвестиций, который совместно с фондом «Общественное мнение» оценил качество инновационной среды в 68 ключевых регионах РФ. Согласно результатам исследования, только девять из изученных субъектов РФ (Пермский край, Санкт-Петербург, Татарстан, Москва, Томская, Самарская, Свердловская, Воронежская и Московская области) способны поддерживать инновационное развитие (для сравнения: в созданную при посредничестве томского губернатора Виктора Кресса Ассоциацию инновационных регионов России вошли Томская, Новосибирская, Иркутская и Калужская области, республики Татарстан и Мордовия, Красноярский и Пермский края).

7. В сужающихся ресурсных и все более жестких административных рамках растет соблазн губернаторского корпуса приобрести дополнительные ресурсы за счет организации «политического рейдерства» в отношении муниципального уровня власти. Уходящий год характеризуется беспрецедентным усилением персонального и нормативного давления губернаторского корпуса на мэров ключевых городов в своих регионах.

Назначение сити-менеджеров в большинстве случаев имеет под собой чисто прикладную информационную и политическую подоплеку (усиление контроля над финансовыми потоками и устранение губернаторами «конкуренции снизу»), противореча декларациям о курсе России на развитие местного самоуправления и политическую демократизацию, без которой немыслима и социально-экономическая модернизация. При этом очевидным последствием является зримая делегитимизация власти в целом: в лице выборных мэров население теряет последнюю «отдушину». В свою очередь, делегитимизация властных институтов, отчуждение населения от реальной политики ведет к усилению стихийной, неконтролируемой и децентрализованной социально-политической активности.

В ряде случаев (Сургут, Екатеринбург, Омск, Дзержинск) муниципалитеты оказывали в той или иной мере эффективное сопротивление (напомним, что эпоха «массовых посадок мэров» закончилась несколько лет назад, в связи с чем в современных условиях каждая отставка мэра может обернуться сложнейшей спецоперацией, не всегда доступной региональным властям).

8. Другим способом мотивации эффективных глав регионов является активизация участия губернаторского корпуса в федеративном строительстве и назначения губернаторов на посты полпредов президента.

9. Устранение возможностей «Справедливой России» влиять на процедуру назначения сенаторов и переход «Единой России» к гибкой модели привлечения губернаторов в качестве лидеров общественного мнения усиливают открытость партийной региональной политики. Кроме того, от борьбы между «Единой Россией» и «Россией Справедливой» косвенно выиграли и сами губернаторы, возможности которых по лоббированию интересов региона при назначении сенаторов несколько расширяются.

***

#topbrd#

Кадровые решения стали в уходящем году главным инструментом региональной политики федерального центра.

За 2010г. президентом было принято 35 кадровых решений относительно представителей губернаторского корпуса (что затронуло 42% глав регионов). В 18 случаях (а это более половины от всех решений) губернаторы были заменены (вдвое больше, чем ежегодно менялось в 2007-2009гг). В общей сложности президент Медведев сменил уже свыше 40% руководителей субъектов РФ, и половина состоявшихся при нем замен произошла именно в уходящем году, когда новый глава появился в каждом пятом регионе.

В то же время 17 глав регионов подтвердили свои полномочия (чуть менее половины от общего числа кадровых решений за 2010г.):

1) Михаил Мень (Ивановская область);

2) Арсен Каноков (Кабардино-Балкария);

3) Анатолий Артамонов (Калужская область);

4) Аман Тулеев (Кемеровская область);

5) Александр Михайлов (Курская область);

6) Олег Королев (Липецкая область);

7) Николай Меркушкин (Мордовия);

8) Валерий Шанцев (Нижегородская область);

9) Василий Бочкарев (Пензенская область);

10) Олег Чиркунов (Пермский край);

11) Сергей Дарькин (Приморский край);

12) Александр Бердников (Республика Алтай);

13) Павел Ипатов (Саратовская область);

14) Таймураз Мамсуров (Северная Осетия);

15) Олег Бетин (Тамбовская область);

16) Вячеслав Дудка (Тульская область);

17) Владимир Якушев (Тюменская область).

Заметим, что средний возраст губернаторов, переназначенных Дмитрием Медведевым, составляет 56 лет (для сравнения: впервые назначенным губернаторам, в среднем, исполнилось по 50 лет), среднее время пребывания у власти к моменту переназначения – девять лет. У всех 17-ти срок полномочий истекает в период с января по ноябрь 2015г., тем самым, они составят группу, наиболее заинтересованную продемонстрировать свою эффективность и лояльность как раз накануне начала следующего большого «федерального электорального цикла» (в частности, выборов президента).

Наиболее возрастные среди переназначенных губернаторов – Аман Тулеев (66 лет), Валерий Шанцев (63 года), Василий Бочкарев (61 год), Павел Ипатов и Олег Бетин (по 60 лет). Дольше всего у власти находятся Николай Меркушкин и Аман Тулеев. Можно четко выделить два «поколения» переназначенных в 2010г. губернаторов: «поколение 1995-2001гг.», когда к власти пришли Николай Меркушкин, Аман Тулеев, Василий Бочкарев, Олег Королев, Олег Бетин, Александр Михайлов, Анатолий Артамонов и Сергей Дарькин, и «поколение 2004-2005гг.»: Олег Чиркунов, Валерий Шанцев, Павел Ипатов, Александр Бердников, Таймураз Мамсуров, Арсен Каноков, Михаил Мень, Вячеслав Дудка и Владимир Якушев.

Среди переназначенных, пожалуй, наиболее уверенным в продлении своих полномочий мог быть Владимир Якушев, в определенном смысле играющий роль «дополнительного полпреда» в отношении ЯНАО и ХМАО. На фоне замены руководства обеих автономий административные позиции Якушева, и без того неплохие в силу высокой федеральной поддержки и системных управленческих наработок в регионе (напомним, что Тюменская область в течение ряда лет лидирует в рейтинге эффективности деятельности органов исполнительной власти по версии Минрегиона), можно было считать почти стопроцентными.

Больше всех повезло с переназначением Аману Тулееву: катастрофа на «Распадской» произошла буквально через три недели после наделения главы Кузбасса полномочиями в четвертый раз. И хотя большинство экспертов в целом положительно оценили действия главы Кузбасса по нейтрализации последствий катастрофы, недавнее напоминание Владимира Путина о том, что далеко не все сделано кемеровскими властями из того, что было обещано, свидетельствует о том, что политические последствия аварии на «Распадской» еще далеко не исчерпаны.

Наиболее сложной была ситуация с переназначением Арсена Канокова (по мнению президента исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаила Тульского, усложнили обстоятельства переназначения последствия теракта на Баксанской ГЭС и общее снижение стабильности общественно-политической ситуации), Валерия Шанцева (к системному конфликту с довольно популярным у населения экс-мэром Нижнего Новгорода Валерием Булавиновым добавились проблемы пожаров в регионе), Олега Чиркунова (сказались последствия пожара в клубе «Хромая лошадь» и усилившееся противостояние с тогдашним руководством регионального отделения «Единой России»), Сергея Дарькина (ход уголовных дел против экс-заместителей), Александра Бердникова (последствия браконьерской vip-охоты), Павла Ипатова (противоречия с Вячеславом Володиным и мэром Саратова Олегом Грищенко).

Отметим, что сразу после переназначения ряд губернаторов в первую очередь нейтрализовали указанные негативные для них факторы (например, Валерий Шанцев пошел на «политическое устранение» Валерия Булавинова, а Олег Чиркунов через открытый конфликт добился лояльности регионального отделения партии власти).

***

#topbrd#

Рассмотрим ряд руководителей субъектов федерации, которые, по мнению опрошенных «Клубом Регионов» экспертов, достигли в уходящем году успеха.

Александр Хорошавин (Сахалинская область) запомнился в уходящем году личным вкладом в дело налаживания отношений с Японией и иными странами АТР, как и первыми попытками брендирования Сахалина.

Отметим, что господин Хорошавин стал также инициатором масштабных проектов, поддержанных в 2010г. федеральным центром. В частности, комитет Госдумы по транспорту поддержал предложение руководства Сахалинской области начать проектирование перехода между материком и островным регионом уже в 2012г.

В ряде случаев социальные инициативы Александра Хорошавина (в частности, об организации летнего отдыха детей и о повышении ответственности за вождение в нетрезвом виде) не только соответствовали курсу федерального центра, но и использовались при разработке аналогичных инициатив Кремля.

Шолбан Кара-оол (Республика Тыва) достиг явного успеха в плане системного контроля над ситуацией в республике, изменив для этого, в частности, порядок формирования регионального парламента (политолог, президент исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаил Тульский указывает на то, что параллельно глава Тувы выбил почву из-под ног своего ключевого политического оппонента – Василия Оюна). В данном отношении интересы Кара-оола полностью совпадают с приоритетами федерального центра. А результаты «Единой России» на выборах в Туве демонстрируют поддержку населением республики действий Кара-оола.

В итоге политолог Александр Кынев называет Кара-оола в числе глав регионов, перешедших к консервативной эффективной модели обеспечения политического доминирования и контроля над общественно-политической ситуацией.

Виктор Кресс (Томская область) при поддержке Анатолия Чубайса последовательно создает в регионе предпосылки для развития высокотехнологичных отраслей промышленности.

Как подчеркнул президент Фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов, Кресс – «один из немногих глав регионов, где слово инновация не равно слову имитация или профанация, а где есть реально работающая инновационная модель и инновационный комплекс».

Как говорится, комментарии излишни.

Юнус-Бек Евкуров (Республика Ингушетия) в уходящем году реже появлялся в новостях. А это как раз и следует считать одним из симптомов стабилизации обстановки на Северном Кавказе (наведение порядка в Ингушетии, как и в соседней Карачаево-Черкесии, отмечают многие эксперты, в частности директор Института политики и государственного права Виталий Иванов). Довольно успешно развивалось и заявленное господином Евкуровым вовлечение населения и традиционных ингушских социальных институтов в общественную жизнь – как отмечает генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков, «безусловно, очень непростой регион; тем не менее, у Евкурова если не все, то очень многое получается – да, есть проблемы с терроризмом, но он очень близок к тому, чтобы стать национальным лидером ингушского народа, к нему, на мой взгляд, очень высокий уровень доверия – и среди элиты, и среди обычных жителей. То, что он там делает – пытается бороться с коррупцией, что очень и очень непросто, вызывает уважение, и народ это чувствует».

В то же время нельзя не вспомнить отмену (при одобрении Евкурова) в республике празднования Дня защитника Отечества, совпадающего с датой памяти депортации ингушей (но не имеющего с ней ничего общего), что вызвало негативные оценки сторонних наблюдателей.

Вместе с тем следует отметить политическую честность главы Ингушетии, который не только способствовал в меру возможностей своей должности раскрытию источников финансирования участников незаконных вооруженных формирований, но и открыто признал, что длительное время таковым источником в основном была дань, которую бандиты брали с чиновников и бизнесменов. Также Евкуров откровенно заявил, что среди пособников боевиков есть не только их родственники, но и местные госслужащие.

Никита Белых (Кировская область), по мнению экспертов, создал в Кировской области эффективную либеральную модель управления с опорой на общественное мнение. Кроме того, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев считает, что кировскому губернатору удалось создать в регионе собственную систему взаимодействия с разными группами элит, и отметил умение господина Белых договариваться.

А генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков отмечает, что господин Белых даже без полноценной поддержки «Единой России» вполне эффективно налаживает контакты с инвесторами и активно пропагандирует регион: «Хотя у него публичных успехов не было – нельзя сказать, что он самый популярный. И тем не менее, несмотря на молодость, он продемонстрировал за этот год, что он опытный руководитель и ему удается в очень непростой ситуации находить оптимальный путь, потому что с одной стороны «Единая Россия», которая его, может быть, не очень любит и хотела бы другого, безусловно, – и тем не менее ему удается своих людей вводить в состав собственной команды. …Второе, что бы я отметил, – ему удается привлекать туда и инвестиции, в том числе и наших предпринимателей. …На мой взгляд, Никита Белых один из наиболее перспективных руководителей субъектов федерации. Хотя Кировская область – не самый простой субъект федерации. …Надеюсь, он найдет оптимальное сочетание, с одной стороны, жесткости, твердости, с другой – умения идти на компромиссы, что тоже очень и очень важно».

С особым мнением выступил президент исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаил Тульский, отметивший снижение популярности господина Белых.

Сергей Собянин (Москва) за два месяца пребывания в должности московского градоначальника успел в основном только продемонстрировать свои намерения и стиль работы. Стиль оказался крайне динамичным и жестким, что было воспринято многими московскими группами влияния и целыми отдельными социальными слоями в штыки. Однако постоянная информационная поддержка как со стороны Кремля, так и Белого дома (неслучайно президент Фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов прямо называет Сергея Собянина «идеальным губернатором с точки зрения федерального центра») позволяют надеяться на то, что амбициозные планы Сергея Собянина в транспортной и иных сферах будут осуществлены.

Искренность намерений господина Собянина, направленных на реальное повышение эффективности развития столицы, отмечает директор Агентства политических и экономических коммуникаций Дмитрий Орлов. А генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин обратил внимание на последовательную кадровую политику московского градоначальника.

Несмотря на усиливающийся дефицит обратной связи на этапе принятия решений, поддержка федерального центра и большинства экспертов, последовательность, с которой Сергей Собянин взялся за доставшиеся от Юрия Лужкова «авгиевы конюшни», как и масштаб этих «конюшен», позволяют авансом назвать нового московского мэра ГУБЕРНАТОРОМ ГОДА, ПО ВЕРСИИ «КЛУБА РЕГИОНОВ».

Особняком стоит Александр Ткачев (Краснодарский край) – в течение всего года его регион в социально-экономической и лоббистской сфере поставлял в основном положительные новости. В пользу Кубани и при явном содействии губернатора были достигнуты решения о переносе игорной зоны «Азов-Сити», проведении российского этапа «Формулы-1», весьма удачно прошел и инвестиционный форум «Сочи-2010».

Без преувеличения огромную роль сыграл регион и в обеспечении продовольственной безопасности страны на фоне беспрецедентной летней засухи.

Однако события в станице Кущевской, отмеченные практически всеми опрошенными экспертами, если не перечеркивают, то в значительной степени нивелируют достижения господина Ткачева, сделанные в уходящем году во всех сферах.

***

#topbrd#

Нет нужды подробно останавливаться на причинах произошедших в 2010г. отставок глав регионов – они уже в большей степени дело истории, а не политологии.

Отметим лишь, что в двух случаях отставки губернаторов вели как раз к их дальнейшему карьерному росту – речь идет о главах Красноярского края и Новосибирской области, между которыми, кстати, длительное время существовало негласное аппаратное состязание (в частности, за дислокацию столицы Сибири) и которые были рекрутированы в полпреды.

А среди отставок – явных карьерных неудач, бесспорно, лидирует Юрий Лужков, долгое время игнорировавший недвусмысленные сигналы федерального центра. Лужков, явно лидировавший даже среди «старожилов» и по возрасту, и по сроку нахождения у власти, не уловил смены парадигмы – в то время как федеральный центр явно переходит к модели установления повестки дня, Юрий Лужков до последнего использовал стратегию «удовлетворения маркетинговых потребностей». Именно этим объяснялись его внешне неожиданные, но всегда хорошо продуманные и основанные на данных социсследований популистские заявления (о возвращении в России прямых выборов, применения смертной казни или восстановления российской юрисдикции над Крымом, необходимости давления на страны Балтии в целях обеспечения русского языка в качестве государственного и многие другие). Аналогичным образом, в меру своего понимания и доступа к массмедиа, строили свою информационную политику многие из губернаторов, пришедших к власти в начале 90-х, но Лужков использовал данный подход наиболее масштабно. Очевидно, переоценка собственных сил бывшим мэром Москвы была вызвана именно виртуозностью владения устаревшим в общем-то методом политического доминирования, в сочетании с бесконтрольным доступом к общефедеральному медиапространству.

В итоге, как отмечает генеральный директор Совета по национальной стратегии Валерий Хомяков, Лужков ушел «с огромными минусами», он просто «не понял той ситуации, в которой он оказался, – глаза замылились. Восемнадцать лет сидения в одном кресле привели его, видимо, к убеждению в том, что он несменяем, что Путин выступает в его поддержку, что по его персоне есть серьезные разногласия между Путиным и Медведевым. Отсюда все его действия: что я не уйду сам. Еще надо отдать должное и нашему тандему, который достаточно умело поиграл с Лужковым, как два таких опытных кота с мышонком. Не хочу обижать Юрия Михайловича, он, безусловно, не мышонок, но аналогия напрашивается. …Мог бы уйти по-шаймиевски, ну, либо на худой конец по-рахимовски, но он ушел так, как не приведи Господи».

Директор Института политики и государственного права Виталий Иванов также считает Юрия Лужкова «главным антигероем года».

Неудивительно в данной связи, что Лужков стал единственным губернатором, единогласно названным неудачником всеми опрошенными нами экспертами, что в полной мере дает право назвать его АНТИГУБЕРНАТОРОМ ГОДА.

Попытаемся выделить ряд общих факторов, способствовавших произошедшим в 2010г. губернаторским отставкам:

1. Солидный возраст.

2. Длительный срок пребывания у власти.

3. Низкая социально-экономическая эффективность.

4. Неспособность консолидировать региональные элиты.

В данном отношении перечислим губернаторов, входящих в «группы риска».

Первая десятка наиболее возрастных глав регионов в настоящее время выглядит следующим образом:

1) Леонид Полежаев (Омская область) (70 лет, в январе 2011г. исполняется 71 год);

2) Борис Громов (Московская область, 67 лет);

3) Аман Тулеев (Кемеровская область, 66 лет);

4) Валерий Сердюков (Ленинградская область, 65 лет);

5) Вячеслав Позгалев (Вологодская область, 64 года);

6) Аслан Тхакушинов (Адыгея, 63 года);

7) Николай Виноградов (Владимирская область, 63 года);

8) Валерий Шанцев (Нижегородская область, 63 года);

9) Олег Ковалев (Рязанская область, 62 года);

10) Виктор Кресс (Томская область, 62 года).

Первая десятка «политических долгожителей» к настоящему моменту сложилась следующим образом:

1) Леонид Полежаев (Омская область, у власти с 1991г.);

2) Виктор Кресс (Томская область, с 1991г.);

3) Евгений Савченко (Белгородская область, с 1993г.);

4) Александр Волков (Удмуртия, с 1993г.);

5) Николай Меркушкин (Мордовия, с 1995г.);

6) Вячеслав Позгалев (Вологодская область, с 1996г.);

7) Николай Виноградов (Владимирская область, с 1996г.);

8) Олег Богомолов (Курганская область, с 1996г.);

9) Равиль Гениатулин (Забайкальский край, с 1996г.);

10) Аман Тулеев (Кемеровская область, с 1997г.).

В завершение краткого обзора результатов политического года-2010 для руководства российских регионов выделим первую десятку и для наиболее существенных конфликтов элит и систематических общественно-политических неудач в широком смысле, отмечающихся в настоящее время (на основании еженедельных рейтингов регионов за 2010г., в алфавитном порядке регионов).

Илья Михальчук (Архангельская область) – наиболее проблемные ситуации: межбюджетные отношения при попытке поглощения Ненецкого АО, противостояние с руководством ряда бизнес-активов (в том числе ТГК-2), конфликт интересов при освоении федеральных средств, выделенных на реконструкцию Архангельского театра драмы им. М.В.Ломоносова, Соловецкого исторического комплекса и по ряду иных направлений, системный конфликт во взаимодействии с КПРФ и ЛДПР, хроническая оппозиция в лице части регионального отделения ЕР. Ряд наблюдателей отмечает крайне низкий рейтинг губернатора среди населения Архангельска. И хотя федеральный центр ждет от господина Михальчука завершения реализации проекта Северного федерального университета и ряда иных важных действий, а сам губернатор активно использует количественную сторону пропагандистского подхода, сложившийся вокруг него букет противоречий вполне может привести к досрочной отставке.

Коммуникационные неудачи господина Михальчука отмечает директор Агентства региональных исследований Ростислав Туровский, а руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики Александр Кынев относит архангельского губернатора к группе глав регионов, которым свойствен коммуникативный кризис (группа под условным обозначением «Боос ушел, но дело его живет»: с точки зрения эксперта, помимо Михальчука в нее входят Александр Мишарин, Наталья Комарова (ставшая, по мнению президента Фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, худшим из новичков года), Дмитрий Мезенцев и в настоящее время все теснее примыкающий к данной группе Сергей Собянин). Заметим, что аналогичные характеристики Оксана Гончаренко, Михаил Тульский, Виталий Иванов и Александр Кынев дали Дмитрию Зеленину в связи с его резонансной публикацией о «кремлевском червяке», которая была затем официально опровергнута.

Алексей Кузьмицкий (Камчатский край) пока не смог наладить эффективного взаимодействия с представителями коренных малых народов Севера. Попытки исправить ситуацию административным путем ничего не дают, поскольку в основе противоречий лежит конфликт интересов при распределении квот на пользование природными ресурсами. Весьма неоднозначна и ситуация вокруг освоения федеральных средств, направленных на усиление сейсмоустойчивости жилья в регионе. И хотя Борис Грызлов поддержал выгодное господину Кузьмицкому решение об исключении из партии мэра Петропавловска-Камчатского Владислава Скворцова, сама модель отстранения мэра от власти на Камчатке стала одной из самых скандальных в России, и едва ли события вокруг ее разработки добавили губернатору популярности.

Как отмечает президент исследовательского центра «Политическая аналитика» Михаил Тульский, ситуация для Кузьмицкого сложна вдвойне: только в прошлом году он всеми правдами и неправдами «вытягивал» Скворцова на выборах, а теперь с легкостью его «сдает». Не в пользу Алексея Кузьмицкого свидетельствуют как открытые, так и закрытые опросы общественного мнения (как отмечает политолог, согласно некоторым данным, рейтинг губернатора уже существенно ниже антирейтинга).

Василий Юрченко (Новосибирская область), по мнению ряда экспертов, не смог обеспечить «Единой России» желаемых для федерального центра результатов. Учитывая нехватку у губернатора времени для вхождения в ситуацию, данный вопрос был «спущен на тормозах» (напомним, что ситуация была разряжена путем отставки секретаря политсовета новосибирского отделения «Единой России» Алексея Беспаликова). Однако, несмотря на попытки новосибирского губернатора наладить отношения с парламентской оппозицией и правоохранительными органами, под занавес года ситуация в столице Сибири пошла по драматическому сценарию – инициативы губернатора были оспорены прокуратурой и объявлены оппозицией антисоциальными, а в итоге акций протеста под удар попал мэр Новосибирска Владимир Городецкий (напомним, что потенциальный конфликт с Городецким считается одним из факторов, ухудшающих политическую выживаемость самого Юрченко).

Леонид Полежаев (Омская область), возможно, доказывая собственную дееспособность и степень политического влияния, вступил в систематические противостояния с большим количеством административных групп (УФАС, УВД, мэром Омска – характерно, что со всеми до последнего времени у главы Прииртышья были самые тесные рабочие взаимоотношения), при этом попытки федерального центра через полпреда Виктора Толоконского нормализовать ситуацию во вверенном Полежаеву в общем-то стабильном регионе стабильно же игнорируются. Нельзя не отметить ряда громких дел, возбужденных против представителей бывшего ближайшего окружения губернатора, а в последнее время в некоторых случаях уже и с участием его близких родственников. На фоне подобных недвусмысленных сигналов любые аппаратные победы омского губернатора теряют суть, и едва ли они сколько-нибудь доказывают его возможности влиять на общественно-политическую ситуацию в целом и на выбор своего преемника в частности. Крайне непрофессионально сработали подчиненные господина Полежаева и в ситуации с типичными уже для геронтократических региональных режимов слухами о смерти первого лица. По свидетельству очевидцев, версия о кончине губернатора в ситуации информационного вакуума имела колоссальный общественный резонанс: ее в буквальном смысле обсуждал весь регион. В отличие от Минтимера Шаймиева, эффективно (пусть и чрезмерно жестко) защитившего свою честь в аналогичной ситуации, господин Полежаев вышел из ситуации явно не победителем.

Добавим лишь, что директор Института политики и государственного права Виталий Иванов отмечает: единственная федеральная новость с Полежаевым в 2010г. была, когда распространялись слухи о смерти губернатора, «что само по себе показательно».

Олег Чиркунов (Пермский край) в течение всего года «разгребал» политические последствия катастрофического пожара в клубе «Хромая лошадь». На этом фоне ультимативно звучали оценки федералами (главным санитарным врачом Геннадием Онищенко и заместителем полпреда президента в ПФО Валерием Шнякиным) ситуации с водоснабжением Краснокамска. Постоянной критике подвергается «непатриотичность» губернатора при выборе им в пользу зарубежных подрядчиков для значимых региональных проектов. И хотя ряд конфликтов губернатора после его переназначения (в частности, с бывшим руководством регионального отделения ЕР) уже исчерпан, другие (в частности, с парламентской группой «Солидарность») в любой момент могут стать каналом переброса накопленной вокруг губернатора напряженности в публичную плоскость.

Сергей Дарькин (Приморский край) традиционно наибольшее количество негативных новостей производит в сфере конфликта интересов. Значимы ход расследований по фактам коррупции среди бывшего и нынешнего ближайшего окружения главы Приморья, эскалация напряженности с главой Владивостока, невозможность пролоббировать нужную кандидатуру на пост своего представителя в Совете Федерации. И хотя по ряду важных направлений (официальная оценка федеральным центром хода подготовки к саммиту АТЭС, экологическая тематика) господин Дарькин достиг зримых успехов, в целом 2010г., начавшийся для него переназначением, оканчивается скорее негативно.

Владимир Артяков (Самарская область) как никто проиграл от длительного системного противостояния с мэром регионального центра. Бывший глава Самары Виктор Тархов попытался объединить вокруг себя все протестные силы, оказать содействие любым проявлениям недовольства населения губернатором (неслучайно именно в Самаре наибольший масштаб приобрел протест против смены часового пояса и ряд иных проявлений общественного самосознания). В итоге, несмотря на победу поддержанного Владимиром Артяковым оппонента Тархова, информационная война успела нанести господину Артякову существенный имиджевый ущерб.

Валентина Матвиенко (Санкт-Петербург), до середины года, казалось бы, усиливавшая свои политические возможности и демонстрировавшая беспрецедентно высокий лоббистский потенциал (например, «ЛУКОЙЛ» в начале года заявлял о своем намерении открыть офис в Северной столице), в результате ряда проблем – как объективных (блэкаут), так и субъективных (неудачное продавливание проекта «Охта-центра», системные сбои в коммунальной сфере), начала демонстрировать ухудшение своих политических позиций. В итоге после прямого недвусмысленного воздействия авторитетом президента госпожа Матвиенко вынуждена была отменить собственное решение, принятое в интересах «Газпрома» и крайне непопулярное в Петербурге. Сразу после срыва договоренностей «Газпром» начал пересмотр всей своей налоговой политики (параллельно в Санкт-Петербурге резко возросло число акций протеста, в ходе которых высказывается требование об отставке губернатора), что может сказаться на состоянии бюджета Петербурга и в любом случае является признаком того, что Валентина Матвиенко может быть не переназначена на занимаемом посту.

Павел Ипатов (Саратовская область), продливший свои полномочия, несмотря на вскрывшийся конфликт с Вячеславом Володиным и депутатом Госдумы Николаем Панковым, продолжает оставаться в состоянии холодной войны с мэром Саратова Олегом Грищенко. При этом Саратовская область, пожалуй, является единственным регионом, где конфликт по оси «губернатор – мэр» провоцируется и успешно используется не стороной главы субъекта федерации.

Александр Мишарин (Свердловская область) показал в уходящем году один из худших результатов «Единой России» (директор Института политики и государственного права Виталий Иванов вообще характеризует провалы губернаторов на выборах в Свердловской и Иркутской областях как самые одиозные). Это подтвердило опасения ряда политологов о недопустимости деградации политической системы, десятилетиями создававшейся в регионе Эдуардом Росселем. В большинстве инициатив господина Мишарина (кадровая политика, система избрания мэра Екатеринбурга) ему удалось достичь, в лучшем случае, компромисса, за которым, по мнению наблюдателей, каждый раз скрывается все та же жесткая и бескомпромиссная политика.

Версия для печати
Главное