Самарские дольщики:  «10 лет без жилья! Губернатор, помоги!»
10 марта 2017

Лимит на кадровые революции исчерпан?

Конкурентным губернаторским выборам предпочли ротацию истеблишмента

Фото: stockworld.com

Ни в одном из регионов в этом году оппозиция не получила реального шанса выиграть губернаторские выборы, хотя еще осенью планировалось разрядить обстановку перед выборами-2018, «отдав» оппозиции Пермский край или Свердловскую область.

Выступая в четверг на расширенной коллегии МВД России, глава ведомства Владимир Колокольцев поставил личному составу задачу не допустить попыток дестабилизировать обстановку в стране. «Особая ответственность лежит на органах внутренних дел во время подготовки к выборам президента РФ в марте будущего года», – подчеркнул министр.

Этот заурядный инструктаж с политической точки зрения интересен только одним: ближайшие по времени региональные выборы, если и были упомянуты, то через запятую – между Кубком конфедераций по футболу и чемпионатом мира опять же по футболу (который в РФ уже больше чем спорт). Во всяком случае выборы 10 сентября очевидно воспринимаются властью и силовиками как нечто спокойное, не способное, в отличие от английских фанатов, доставить неприятности.

В стабильной политической системе так и должно быть: основное внимание общества приковано к федеральным и особенно президентским выборам, а региональные и муниципальные... на них и явка заметно ниже. Однако губернаторские выборы-2017 нетипичны: они оказались «зажаты» между прошлогодними думскими выборами (довольно грязными и скандальными) и грядущими выборами главы государства.

Большой электоральный цикл в полтора года естественным образом создает значительную политическую и эмоциональную нагрузку на общество – и это при условии, что никто не пытается дополнительно «раскачивать лодку». Достигнутая в последнее время беспрецедентная стабильность (слагаемыми которой стали поражение «болотной» и «посткрымский консенсус»), социологически измеряемая известными процентами рейтинга Путина, отнюдь не страхует правящий класс от повторения прежних ошибок.

Элементом проделанной работы над ошибками в 2012г. стал, в частности, возврат прямых выборов глав регионов. Либерализация политической системы сопровождалась рядом жестких ограничений, таких как муниципальный фильтр, который до сих пор фактически обесценивает возможность участия оппозиции в борьбе за высший пост в субъекте.

Этот ценз может быть преодолен деятельным сотрудничеством оппозиции с партией власти, которая способна обеспечить необходимые муниципальные голоса и уже не однажды так поступала. Более того, как известно, в трех регионах: в Смоленской области, Забайкалье и Орловской области – единороссы вообще сыграли с оппозицией в поддавки, позволив представителям, соответственно, ЛДПР, СР и КПРФ «честно» победить.

Но после серии «договорных матчей» последовала неожиданная для власти и поучительная победа коммуниста Сергея Левченко на выборах главы Иркутской области. Вряд ли этот казус имел определяющее значение, но с 2015г. губернаторов от оппозиции больше не назначали (а выдвиженца СР Константина Ильковского сняли). Дело тут, скорее всего, не в договоренностях, а в общем ощущении стабильности, которое стало в РФ доминировать после Крыма. Состояние осажденной крепости, бомбардируемой санкциями, еще больше консолидировало большинство. Этому подавляющему большинству поддержка, а равно противодействие оппозиции были непринципиальны.

Такому состоянию в полной мере соответствовала кадровая политика Кремля в регионах: 2016-й стал годом губернаторов-силовиков. Но уже летом того же года параллельно начал набирать силу другой тренд: среди назначенцев появлялось всё больше молодых технократов. Эта тенденция стала доминирующей после обновления внутриполитического блока АП, последовавшего за думскими выборами. Их результат – конституционное большинство «Единой России» при удручающе низкой явке (менее 48%) – стал тревожным сигналом. Именно в сентябре-октябре прошлого года наиболее вдумчивые аналитики заговорили о допустимости конкурентных выборов в нескольких нестабильных и статусных регионах. Гипотетическая победа кандидата от оппозиции в одном из таких субъектов – Свердловской области или Пермском крае – разрядила бы социально-политическую ситуацию в целом в РФ накануне президентских выборов.

Этот рецепт нельзя назвать слишком рискованным или даже оригинальным: тот же Екатеринбург с 2013г. возглавляет записной оппозиционер Евгений Ройзман, а во главе Новосибирска с 2014-го коммунист Анатолий Локоть. Тот и другой не самые плохие градоначальники в РФ, хотя Ройзман лишен многих полномочий и в последнее время больше похож на «свадебного генерала».

Однако именно «фактор Ройзмана», возможно, не позволил сделать Свердловскую область площадкой для проведения конкурентных выборов. Люди, принимающие решения, якобы считают его «недоговороспособным». Другой потенциальный кандидат в губернаторы – депутат-эсер Александр Бурков, похоже, станет спарринг-партнером Путина на президентских выборах. Составить реальную конкуренцию действующему губернатору Евгению Куйвашеву смог бы мэр Нижнего Тагила Сергей Носов, но какая может быть конкуренция в рамках праймериз ЕР с назначенным врио главы региона. В том, что именно Куйвашева президент назначит в ближайшее время исполняющим обязанности до выборов, мало кто сомневается.

В Пермском крае, в котором также, по мнению экспертов, могли пройти конкурентные выборы, кадровый вопрос решен по-другому: врио главы региона стал Максим Решетников, который устраивает всех. С ним можно бороться за кресло губернатора, но шансы оппозиции близки к нулю. Похожая ситуация в Бурятии, где назначением Алексея Цыденова Кремль спутал карты местной оппозиции.

Если в каком-то из 14 (не считая Адыгеи) регионов, в которых в сентябре пройдут прямые губернаторские выборы, у оппозиции еще сохраняются шансы, то это Карелия. Врио Артур Парфенчиков, не будучи «варягом», не стал пока и своим для проблемного региона. Но гипотетическая победа оппозиции в Карелии – это не тот сильный ход, который способен доказать России и миру, что выборы у нас открытые, конкурентные и легитимные.

На самом деле только в регионах РФ политическая конкуренция всё еще имеет место, частично компенсируя абсолютную предсказуемость очередной президентской кампании. В Свердловской области еще не поздно – хотя, по данным источников, всё уже решено, – но формально еще не поздно провести настоящие, предельно открытые и высококонкурентные выборы губернатора. Возможно, их выиграет тот же Куйвашев, возможно, Носов или даже Ройзман. В стране от этого ничего не изменится, кроме настроения: на президентские выборы в марте 2018-го придет, пожалуй, чуть больше избирателей.

Антон Ивановский
Версия для печати