Глава ЦИК:  куда ближе переносить выборы в Госдуму? Это технически уже невозможно, это нереально
15 февраля 2021

Вячеслав Мархаев – о политике Цыденова во главе Бурятии: самые провальные годы

Фото: burkprf.ru

«Клуб Регионов» продолжает подводить итоги четырех лет работы главы Бурятии Алексея Цыденова. Своим мнением о достижениях и провалах губернатора поделился экс-сенатор, первый секретарь рескома КПРФ в Бурятии Вячеслав Мархаев.

– Прошло четыре года с тех пор, как Владимир Путин отправил Алексея Цыденова управлять Бурятией. Как бы вы оценили эту четырехлетку, удалось новому губернатору проявить себя эффективным управленцем?

– Говоря о четырех годах его правления, нужно отметить, что в одночасье республика проснулась субъектом ДФО. Началось внезапное финансирование социальных объектов. Связано ли это с личными лоббистскими возможностями главы или это происходит в рамках дополнительного финансирования республики как субъекта ДФО, говорить сложно. Но можно полагать, что опыт работы в федеральном правительстве и связи Цыденова этому способствуют. Но ведь все эти построенные объекты ложатся грузом на бюджет Бурятии, которая зарабатывает все меньше собственных средств. На тот же капитальный ремонт школ, построенных ранее, в нынешнем бюджете Бурятии не заложено ни копейки. Получается, что, пока строят одну новую школу, разваливаются от ветхости 10 школ более ранней постройки.

– Насколько успешно Цыденов удовлетворяет потребности граждан, лоббирует интересы республики на федеральном уровне не только в плане финансов?

– В вопросах внутренней политики, мне кажется, это были наиболее провальные четыре года. Для экономики это были годы неоправданных надежд, так как доходная часть бюджета стремительно сокращается, Бурятия становится все более дотационным регионом. А самым показательным является крайне низкий уровень жизни жителей нашей республики. К сожалению, если спросить у наших земляков, стали ли они жить лучше или хуже за последние четыре года, боюсь, что большинство скажет, что стало хуже. Даже на фоне общероссийской разрухи положение нашей республики еще хуже. Об этом свидетельствует колоссальный отток населения, прежде всего молодежи, в другие регионы страны и за рубеж. Мы превращаемся в нацию гастарбайтеров. В этом ключе стоит отметить, что при серьезном финансировании в республике не удалось создать дополнительные рабочие места.

Да, Цыденов имеет неплохие связи на федеральном уровне. Но, на мой взгляд, лоббирование интересов республики должно выглядеть несколько иначе. Кому, как не Цыденову, надо было бы выступать против разрешения сплошной вырубки лесов вокруг Байкала? Кто, как не он, должен был бы защищать государственность Бурятии? Вместо этого упразднен Конституционный суд республики и закрыто наше представительство в Улан-Баторе.

– Бурятия всегда считалась сложным регионом с точки зрения выстраивания отношений главы с элитами. Цыденов с этой проблемой справляется?

– Что касается местных элит, думаю, что главные элиты – это рядовые жители Бурятии. С ними Цыденов с самого начала выстроил разговор с помощью «кнута» и «бусин». В Бурятии очень жестко пресекаются любые попытки выстроить прямой диалог с властью. Самым ярким примером стали события на площади Советов в сентябре 2019г., когда власть накинулась на людей с дубинками. Это народ вряд ли когда-то забудет. До сих пор непонятна кадровая политика главы. Ему не удалось сформировать полноценную команду на республиканском и муниципальных уровнях. Советы муниципальных образований выносят вотумы недоверия, ставят отрицательную оценку главам районов. Считаю, это является прямым следствием повсеместной отмены прямых выборов глав районов, что особенно проявилось с приходом Алексея Самбуевича. Вспомните также о многочисленных эпизодах привлечения к уголовной ответственности членов правительства и представителей муниципальных органов. Отсюда и отставка правительства, и плохо решаемые текущие задачи. Например, из-за отсутствия практического опыта управления чуть не замерз целый микрорайон в Улан-Удэ, провалены работа по ФЦП «Чистая вода», «мусорная реформа», работа по бродячим собакам, мало что делается по вопросам чистоты атмосферного воздуха, качество ремонта дорог оставляет желать лучшего…

– Есть у Цыденова, наверное, и сильные стороны… Эпидемия коронавируса позволила многим губернаторам раскрыться с новой стороны. А что в Бурятии?

– Сильные стороны Цыденова одновременно являются и слабыми. Он человек достаточно волевой, даже упрямый. Но упрямство не всегда играет положительную роль. Надо уметь признавать и свои ошибки. Меры, которые были предприняты в Бурятии в связи с пандемией, были достаточно жесткими. При этом их эффективность сомнительная. До сих пор нет анализа и объяснения высокой смертности. Продолжение этого курса на жесткие ограничения болезненно сказалось на малом и среднем предпринимательстве в и без того нищающей Бурятии.

Версия для печати