Политтехнолог Алёна Август:  есть экологи, а есть псевдоэкологи, есть общественники, а есть хайпожоры
31 июля 2020

На Ставрополье эксперты обсудили последствия ковид-кризиса и дали свои прогнозы на будущее

Экспертно-аналитический центр «Юг» /Ставрополь/ Эксперты центра «Юг» – о постковидных трендах и трансформациях общества, которые окажут существенное влияние на политику и экономику российских регионов в самом ближайшем будущем.

Фото: АЦ «Юг»

В Ставрополь приехали более 30 социологов, политологов и экономистов из Москвы и регионов Юга России. Здесь стартовала научно-практическая конференция «Общество во время кризиса. Современные практики политического и социального управления. Специфика регионов Юга России». Участники мероприятия обсуждают перспективы развития регионов СКФО и ЮФО в условиях постковидной реальности: последствия кризиса и сценарии выхода из него, мобилизацию общества с учетом региональной специфики, новые управленческие модели. Организатором и модератором дискуссии выступил глава экспертного совета центра «Юг» политолог Сергей Старовойтов.

В Ставрополе на трехдневную научно-практическую конференцию «Общество во время кризиса. Современные практики политического и социального управления. Специфика регионов Юга России» собрались ведущие политологи и социологи из Москвы и регионов Юга России. Они обсудят жизнь российского общества и в частности регионов Юга России в условиях пандемии и постковидного кризиса, дадут свои прогнозы и обозначат новые тренды в управлении.

По словам председателя экспертного совета центра «Юг», политолога Сергея Старовойтова, мероприятие посвящено общественным трансформациям в постковидной реальности: «Мы отталкиваемся от того, что за полгода с начала эпидемии в России в обществе произошли серьезные изменения, которые касаются всех сфер жизни: от медицинской до социально-политической. Теперь задача исследователей – разобраться в происходящем и в том, как теперь к этому относиться. Естественно, такие изменения не могут не затронуть управленческие процессы, поэтому и органы госвласти внимательно следят за подобного рода конференциями. Управлять можно только тем, что знаешь и что понимаешь».

Большая часть ниш функционирования власти оказались под вопросом еще до пандемии, отмечает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов: «Социальная ниша вызвала много вопросов после пенсионной реформы, ниша защитников местной политики девальвировалась усталостью от внешнеполитической повестки, ниша «гарант равных правил игры» столкнулась с реальностью. На первый план вышла ниша сильной, агрессивной, доминирующей власти, но она не была востребована обществом. Возникало представление «доброго общества» и «злой власти». И эта проблема остается, хотя сегодня обществу необходима «добрая власть». И как минимум один полюс «доброты» уже занят героями ковид-кризиса – врачами».

По словам эксперта, самым интересным феноменом ковид-кризиса стало «переоткрытие малых родин». Люди вернулись в родные регионы, пересмотрели к ним отношение. И, возможно, останутся там жить. С тем, что «коронавирус качнул миграционный маятник», согласен и директор Центра геодемографии и пространственного развития МГУ им. М.В. Ломоносова Александр Панин. «За 20 лет не было никаких предпосылок для того, чтобы сельские территории в провинции стали расти. Сейчас же, только по данным сотовых операторов, из Москвы уехало примерно 2,5 млн человек, и территории получили этот демографический ресурс. Для Ставропольского края, к примеру, в пике вынужденной миграции в 1995г. миграционный прирост составлял 50 тыс. человек. Сейчас, по нашим данным, из-за возвратной миграции вернулись порядка 100–150 тыс. человек. Люди стали действительно возвращаться, и, конечно, они стали участвовать в экономике территорий, – поясняет Панин. – Другой вопрос, насколько регионы оказались готовы к этой истории. Коронавирус при всех негативных факторах подарил регионам демографический шанс, но по объективным причинам этот шанс не был использован. Сейчас мы видим, как регионы снова поехали в Москву. Ставрополье и Юг пока еще только собираются, поэтому в практическом смысле очень важно перенастроить среду и подумать о мерах, которые позволят это население каким-то образом удержать».

По мнению эксперта Института гуманитарно-политических исследований Владимира Слатинова, «эффект возвращения», который сейчас наблюдается в регионах, может стать новым вызовом для власти на местах. «Вернувшись в свои регионы, люди увидели состояние окружающей среды, системы здравоохранения, инфраструктуры и экономики в целом. В соцсетях мы видим довольно критическую оценку всего этого, что говорит об усилении запроса снизу на повестку развития. И это актуальный момент для всех губернаторов. Совершенно очевидно, что теперь от губернаторов потребуется не просто техническая роль оператора нацпроектов, но и более ярко выраженная авторская повестка. И это то, с чем большинство губернаторов новой волны уже сейчас столкнулись как с проблемой. Актуализация авторской повестки скоро станет основным требованием времени, и те губернаторы, которые с ним справятся, продемонстрируют свою эффективность. Давление на губернаторов снизу тоже будет возрастать, и какую-то актуальную повестку внутреннего регионального роста и развития им придется формулировать».

Коронавирус, как некий «глутамат натрия», усилил все общественные процессы, считает директор Института прикладных политических исследований Григорий Добромелов: «Кажется, что правительство стало более интенсивно работать, а губернаторы получили бо́льшую свободу. Но мы с ФОМ проанализировали нормативно-правовые акты за половину 2020г. и увидели, что если смотреть по месяцам, то в мае – июле правительство Медведева год назад было более активно, чем правительство Мишустина. При этом очевидно снижение качества принимаемых документов из-за скорости подготовки, достаточно много вещей приходится «чистить» уже после принятия».

Регионы, по словам эксперта, с середины марта по май приняли 1710 нормативно-правовых актов только по ограничительным мерам, не считая мер соцподдержки и прочего. «Каждые четыре дня принимался какой-то указ губернатора. Есть регионы, которые напринимали их в каком-то невозможном количестве, и их качество также оставляет желать лучшего. Мы сделали специальный индекс, и в этой части регионы Юга оказались на двух полюсах: в ЮФО ограничения были максимальными, а в СКФО – минимальными. При этом Ставрополь, будучи частью СКФО, тем не менее показал уровень ограничений выше среднего по стране», – рассказал Добромелов.

«Один из главных выводов, к которому мы пришли: кризис показал, что регионы оказались не готовы к тому, что им передают свободу, – продолжает эксперт. – В первую очередь в нормотворческом плане. В большинстве просто под копирку переписывались федеральные акты, без учета местной специфики. Кроме этого, мы не увидели взаимосвязи между теми ограничениями, которые принимались, и эффектом, который был от них получен. Результат от ограничений получался спорадическим: у кого-то росла статистика, у кого-то – снижалась. Также мы обнаружили огромное количество перекосов внутри управленческой системы на структурном ее уровне. Это касается взаимодействия и по вертикали, и по горизонтали. И эта история будет только нарастать в связи с тем, что в регионы сейчас придут распоряжения, сделанные на основе нацприоритетов, обозначенных президентом. И этот документ во многом отличается от основного указа о нацпроектах, который уже есть у регионов».

Социолог ЦИРКОН Игорь Задорин, который также принимал участие в данном исследовании, вслед за Григорием Добромеловым отмечает слабую корреляцию управленческих усилий и медицинского эффекта. При этом обращает вниманием на то, что «затронутость населения пандемией оказалась не так велика, как затронутость экономическими потерями».

«В этом смысле болезнь в большинстве регионов протекала отдельно от управленческих усилий по предупреждению заболеваемости. Социальный же эффект вообще не имеет связки с управленческими усилиями. Население реагировало самостоятельно и по-своему. Кроме того, практически все южные сельскохозяйственные регионы (Ставрополье, Кубань, Ростов и Волгоград) попали в ту часть выборки, где мы видим хороший медицинский эффект и небольшую смертность, но население при этом недовольно действиями власти, не доверяет ей и опасается экономических угроз. Общий вывод следующий: управленческие усилия в разных регионах, собственно медицинская статистика и поведение людей – это некоторые самостоятельные тенденции и процессы, которые в России оказались очень слабо связаны друг с другом. Но очевидно одно: экономические проблемы оказались для населения гораздо более важны и серьезны, чем медицинские страхи», – резюмирует Задорин.

Несмотря на общую критическую тональность в отношении работы управленческого аппарата в период коронакризиса, участники дискуссии все же отмечают и позитивные сдвиги. «На фоне жесточайшей борьбы между региональными, муниципальными и федеральными властями в США, Польше, Бразилии и Великобритании по поводу режимов противодействия пандемии Россия выглядит довольно неплохо, – считает глава «Минченко консалтинг» Евгений Минченко. – Федерация дала регионам возможность выбирать ковид-меры. Кроме того, власть сама пошла по тем ограничениям. Среди несомненных плюсов: россияне увидели, что многие вопросы могут решаться без нудной бюрократии, без совещаний и перелетов. И выплаты на детей до 16 лет – показатель того, как должно работать современное государство. Кроме того, те решения по строительству медучреждений, которые раньше принимались годами, принимались за месяц. Власть поняла, что работать можно быстрее и эффективнее».

Новая реальность управления неотделима от цифровых технологий, и те из губернаторов, кто смог ими овладеть, будут наиболее эффективны, уверен зампред комиссии ОП РФ по СМИ Александр Малькевич: «Коронавирус вывел на первый план важность прямой электронной коммуникации с властью, а взаимодействие через соцсети стало одним из наиболее действенных механизмов выстраивания диалога с людьми. И это в определенных ситуациях имеет вау-эффект, потому что люди до сих пор не верят, что через этот рупор власть может их услышать. Коронавирус также показал, что власть на территории олицетворяет один человек – губернатор, и крайне важно, чтобы этот человек был готов к прямой коммуникации. Один из лучших тому примеров – глава Ставрополья Владимир Владимиров: на своей странице в «Инстаграме» он не только подробно рассказывал о ковид-ситуации в регионе, но и лично опровергал все слухи».

И тем не менее преодолеть социально-экономические последствия коронавируса полностью не удастся, а реального масштаба кризиса люди пока не представляют, считает научный руководитель Института проблем глобализации Михаил Делягин: «Да, мы приняли первый удар, но будут и последующие. И если после них мы поймем, что билет в светлое будущее оказался билетом в темное прошлое, будет большое разочарование. Мы уже изменились. Государства фрустрированы, они не рассматривают себя как фактор развития, а лишь как фактор стабильности. Политики на местах с гордостью говорят, что понимают настроения людей, хотя их обязанность – не слушать, а формировать настроения».

По мнению Делягина, в ближайшее время «власть в России ждет не чистка, но очистка руководящего слоя просто потому, что меньше хлеба, значит, больше зрелищ».

«Стратегия при этом останется без изменений – ликвидация советского наследства. Системная модернизация России – это единственный способ выхода из глобальной депрессии, но он требует кардинальной смены цели: нужно развитие, в том числе техническое. Нужен суверенитет соцплатформ и вытеснение чужих», – уверен эксперт.

В свою очередь президент РАПК Алексей Куртов считает, что в постковидной реальности, в которую мы уже вступили, на первом месте для людей будут оставаться экономические вопросы и именно это станет основным фактором роста тревожности взамен страха заболеть, который отошел на второй план.

«Люди нервничают из-за того, что непонятно, что будет происходить дальше. И это ожидание худшего является, как ни странно, маркером сегодняшнего кризиса. Люди до сих пор не переходят в хоть какое-то условно оптимистичное настроение, потому что пока подтверждения того, что все будет развиваться в хорошем направлении, они не получают. В связи с этим у людей очень большой запрос на образ будущего. В тех регионах, где созданием этого образа занимается губернаторская команда, там напряжение меньше, у людей больше спокойствия, они задают вопросы власти не общего характера, а скорее эти вопросы носят зональный характер, приближенный к конкретным заботам и проблемам», – говорит Куртов.

В своем выступлении эксперт обратил особое внимание участников дискуссии на то, как переживает ковид-кризис молодое поколение, и объяснил, почему внимание власти к этой страте населения крайне важно. «Молодые люди столкнулись с такой серьезной угрозой, с таким серьезным испытанием, которого раньше они не видели. И поэтому ощущение тревожности у них очень высокое. Более того, молодежь более остро реагирует на несправедливость, которая для них заключается в том, что государство помогает гражданам других стран, пожилым людям, людям с большим количеством детей, еще кому-то, а молодежи не помогает. Для них это очень болезненно, и они об этом говорят. С другой стороны, молодежь легче и быстрее адаптируется. Они переходят от фрустрации к рационализму. И здесь есть о чем с ними говорить. Они охотно включаются в обсуждения и демонстрируют готовность принимать участие в решении вопросов. Проблемы трудоустройства, оплаты обучения, понижение качества образования в связи с онлайн-курсами, задержка социальных выплат, неясность с поступлением и так далее – это тот комплекс вопросов, на который нужно отвечать в том числе местным властям, и подходить с большой ответственностью к страте, которую мы между собой называем молодежью, потому что люди – это наши ресурсы, в том числе для того, чтобы выйти из кризиса», – подытожил Алексей Куртов.

Добавим, научно-практическая конференция «Общество во время кризиса. Современные практики политического и социального управления. Специфика регионов Юга России» продлится до 2 августа. Во второй части мероприятия эксперты обсудят проявление региональной специфики в экономической, политической и социальной сферах в условиях ковид-кризиса и поведение различных социальных групп.

Подготовлено экспертно-аналитическим центром «Юг»
Версия для печати