Активист:  метание кирпичей в здание кировской обладминистрации не флешмоб, потому что бросают их по разным поводам, но тенденция пугает
14 января 2021

Эксперты: пока рано говорить, получили ли регионы эффект от планов индивидуального развития

В России может быть расширен перечень отстающих регионов, нуждающихся в особой поддержке федцентра. Такая возможность рассматривается Госдумой. Год назад были определены 10 субъектов РФ с невысокими экономическими показателями, которые получили индивидуальные планы развития. Этот перечень предлагается увеличить до 20 субъектов РФ.

О необходимости проработки этого вопроса заявил замруководителя фракции «Единая Россия» в Госдуме Андрей Исаев. В то же время, какие регионы могут пополнить список отстающих, не сообщается. Единственное, о чем проговорился Исаев, – «[депутаты] будут настаивать, чтобы в двадцатку попала и Удмуртская Республика».

Политолог из Удмуртии Александр Балицкий не исключает, что этот вопрос согласован Исаевым с руководством Удмуртии: «Это просчитанный ход, чтобы выцыганить какие-то преференции, потому что ситуация в республике не самая благоприятная. Главными упреками в адрес прошлого руководства республики были огромные долги. Действующий глава Удмуртии Александр Бречалов на этом фоне говорил, что он способен быть тем, кто выведет республику из долговой ямы. А ему это не удалось. И теперь через этот ход они пытаются получить преференции, чтобы исправить ситуацию и получить дополнительные средства».

Напомним, что в 2019г. в список отстающих регионов, которые получили индивидуальные планы развития и федеральных кураторов, вошли Алтайский край, Тува, Республика Алтай, Курганская область, Чувашия, Марий Эл, Адыгея, Калмыкия, Карелия и Псковская область.

Эксперты отмечают, что пока не во всех регионах есть эффект от наличия индивидуальной программы развития. «С точки зрения ощущений населения Алтайского края мы не увидели улучшений ни на рынке труда, ни в росте уровня заработных плат. А это те проблемы, из-за которых мы попали в этот список. Качественных изменений мы никаких не видим, в том числе при утверждении бюджета региона. Те проблемы, которые были, также остаются. Надо в комплексе решать проблемы. Чтобы поднимать уровень жизни в Алтайском крае, надо вкладывать в развитие промышленности, должны быть реальные точки роста, а не принцип затыкания дыр», – сказала депутат заксобрания Алтайского края Мария Прусакова.

Депутат заксобрания Карелии Андрей Рогалевич отметил, что в вопросах индивидуального развития республики есть сложности: «Это палка о двух концах. Информационно мы все это видим. Но когда с этим сталкиваемся, то бо́льшую часть информации нам в правительстве республики не говорят. Если в столице Карелии какая-то работа в этом направлении ведется, то за границами Петрозаводска тишина. И как там принимаются решения – загадка».

По мнению доктора экономических наук, директора Центра региональной политики РАНХиГС Владимира Климанова, пока рано оценивать эффекты для регионов, которые получили индивидуальные планы развития: «Программы были приняты только с февраля 2020г., и, по сути, еще не прошел даже год. Тем более хотя эти программы были приняты до начала пандемии, но пришлись на пандемийный период. В этой связи те цели и задачи, которые закладывались изначально, получили серьезную корректировку. Но мне кажется, что в целом направление выбрано правильно. И поддержка имеет два направления. Во-первых, чисто финансовую. А с другой стороны, такие регионы попадают под личное кураторство федеральных структур. И в этой связи есть контроль со стороны федерального центра в том, чтобы те проблемы, которые в этих регионах накопились, не обострились до совсем кризисных».

В то же время Климанов считает, что не стоит торопиться с расширением списка отстающих регионов: «Что касается того, нужно ли расширять эту программу и модернизировать, то мне кажется, что есть необходимость решения другой проблемы – определения общих направлений реализации региональной политики в стране, тех принципов и правил, которые применяет федеральный центр при работе с субъектами РФ. В этих отношениях еще есть много неотработанного. Поэтому вопрос о том, расширять или нет перечень таких регионов, лежит в более широком поле дискуссии о необходимости формирования обновленной региональной политики в стране. Есть другие формы, которые применяются в инструментах региональной политики, носящие как сугубо инструментальный характер, так и нацеленные на развитие отдельных территорий. Поэтому нельзя говорить, что региональная политика отсутствует. Но другое дело, что некой системности ей не хватает».

Версия для печати