блогеры:  и теперь эти девятиэтажки белеют на весь Салехард как символ дебилизма и оторванности власти от народа
2 марта 2018

Андрей Колядин: Уже давно нет корреляции между задачами, поставленными губернаторам, и опытом этих людей

По мнению политтехнолога Андрея Колядина, в послании президента отсутствовал внутриполитический блок: «Ни одного слова об этом не было сказано. Меня это немного расстроило». В то же время политтехнолог отметил значительный уклон в региональное развитие, что может вылиться в реальную программу действий по типу майских указов. А оборонная составляющая послания вызвала у Колядина опасение, что военная риторика может стать трендом развития России.

«Региональный компонент в послании президента был значительно меньше по объему, чем развитие вооруженных сил нашей страны, и менее иллюстрирован мультимедийно, но тем не менее и в этой области были поставлены задачи. Это и развитие мелких и крупных городов и агломераций, причем по самым различным направлениям: начиная от культуры (хотя там было сказано два – три предложения, но все-таки было озвучено, что будут создаваться некие культурно-исторические центры с музейными залами и площадями, которые люди могут посещать для самых разных мероприятий), заканчивая развитием социальной сферы, образования, медицины, строительством ФАПов, передвижных поликлиник, которые будут ездить по отдаленным территориям, обеспечивая людям жизнь как минимум до 80 лет, как было сказано. Соответственно основной блок вопросов так или иначе касался развития территорий тоже. Потому что, говоря о промышленности, мы понимаем, что она у нас не в Москве, а на территориях, или увеличение в полтора раза строительных объектов или в два раза строительства дорог, на что будет выделено 11 трлн, – это ведь тоже региональный блок. Сказано было много о развитии малого бизнеса, доля которого должна быть повышена до 40%, но при этом он ведь тоже будет развиваться не только в Москве. Задач поставлено очень много, а как они будут реализовываться, я думаю, мы узнаем через вполне понятную программу типа майских указов, и, кстати, Песков подтвердил, что такая программа будет принята после избрания президента.

Если мы вспомним об указах 2012г., то там было 11 направлений и 219 указов по этим направлениям. Какие-то из них существенно осложнили жизнь регионам – как то же повышение зарплат, которое было обязательно для исполнения. Это привело к тому, что регионы начали брать кредиты в банках, и в результате получилось, что некоторые из них оказались на грани банкротства, типа Костромской области или Хакасии. Но тем не менее изрядная часть задач в этих майских указах все-таки изменила облик нашей страны, если бы их не было, то наши региональные лидеры вообще бы ничем не занимались, и не развивали бы экономику на своей территории, и не следили бы за благосостоянием людей. Здесь есть и плюсы, и минусы, но плюсы, я думаю, все равно перевешивают.

Как будут обстоять дела с новыми указами, мы увидим уже в рамках самих указов. Либо это вызовет спорный эффект и что-то будем лечить, а что-то калечить, либо это будет взвешенная система продуманных действий, которая принесет государству благо, а не вред. Заранее сказать нельзя.

При этом выполнение этих задач никак не связано с тем, губернаторы какой формации руководят регионами. Система работает сама по себе, технократы – сами по себе. К большому сожалению, уже достаточно давно нет прямой корреляции между задачами, поставленными региональным лидерам, и опытом этих людей. По своей сути, назначение молодых технократов – это перевод системы управления от системы «региональных богов», которые глубоко знают тематику, глубоко разбираются в вопросе, имеют свое представление обо всем, к тематике менеджерского управления территориями как заводами. Так что прямой связи губернаторов с указами здесь нет, кто-то справится, кто-то нет, кто-то научится и станет очень талантливым менеджером регионального развития, а кто-то войдет в историю как неудачник. Что тут поделаешь.

Могу сказать, что в социально-экономической части послание президента оправдало ожидания о прорыве. А в военной части очень напрягло. Все-таки принуждение к миру – это не самый эффективный способ. Америка уже пыталась принуждать к миру могучую Россию после Второй мировой войны, уничтожив два города [Хиросиму и Нагасаки]. У нас, конечно, все мягко, четко и с указанием того, что наш бронепоезд стоит на запасном пути и мы мирные люди. Но мне все-таки кажется, что риторика должна быть более дружественной, несмотря на неистовство наших заокеанских друзей. Все-таки вхождение в рамки сравнивания оружия вызывает беспокойство о том, что это может быть очередной вспышкой гонки вооружений.

Плюс к этому, в послание полностью отсутствовал внутриполитический блок. Ни одного слова об этом не было сказано. Меня это немного расстроило. Потому что наша внутренняя политика нуждается в реформировании ничуть не меньше, чем экономическое развитие. И отчасти именно оно сдерживает экономический потенциал развития нашей страны.

Так что, бесспорно, в этом послании есть свои плюсы, но и есть и свои минусы и опасения, что военная риторика станет трендом в развитии России, чего бы не хотелось».

Версия для печати
Москва
политтехнолог