Активист:  метание кирпичей в здание кировской обладминистрации не флешмоб, потому что бросают их по разным поводам, но тенденция пугает
7 декабря 2020

Ведущие российские политологи оценили итоги уходящего и перспективы следующего политического года для Юга России

Экспертно-аналитический центр «Юг» /Ставрополь/ В ходе четвертого заседания аналитического центра «Юг» политические эксперты обсудили перспективы развития регионов Юга России в условиях новых экономических и политических вызовов, которые будут стоять перед ними в следующем году.

Фото: pobeda26.ru

АЦ «Юг» продолжает серию конференций, посвященных политическим и внутриэлитным процессам, происходящим в регионах Юга России. Ведущие российские политологи и социологи собрались 5 декабря в Пятигорске на четвертое заседание, темой которого стал предстоящий год в регионах ЮФО и СКФО. Эксперты обсудили текущие проблемы и дали прогнозы на развитие ключевых проектов в 2021г. «Клуб Регионов» и АЦ «Юг» публикуют отчет с заседания и приводят наиболее интересные фрагменты выступлений экспертов.

Почти два десятка российских политологов и социологов, как федеральных, так и региональных, собрались в Пятигорске на IV заседание экспертно-аналитического центра «Юг», чтобы обсудить факторы, которые станут решающими при формировании политической, экономической и социальной повестки 2021г. Модератором конференции выступил основатель и руководитель экспертной сети «Клуб Регионов», председатель экспертного совета АЦ «Юг», политолог Сергей Старовойтов.

В политическом блоке конференции эксперты обсудили региональное преломление главных федеральных трендов 2020г., особенности электорального цикла 2021г. на Юге России и роль губернаторов на предстоящих выборах в Государственную Думу РФ.

Как отметил в своем выступлении президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг», политолог Евгений Минченко, предстоящие выборы в Госдуму будут определяться сразу несколькими внешнеполитическими и внутриполитическими факторами. «Мы видим, что начались серьезные движения внутри элиты – то, что мы называем «Политбюро 2.0». Тут есть и большие игроки, и большой набор игроков второго уровня, которые в ближайшее время будут наращивать влияние. В их числе и премьер Михаил Мишустин, и экс-премьер Дмитрий Медведев. Помимо этого, одна из серьезнейших интриг сегодня – борьба за контроль ЕР, – пояснил Минченко. – Второй аспект – смена поколений. Есть ощущение по замерам фокус-групп, что произошло что-то эпохальное, что люди уже новые, а партии еще старые. Таким образом, очередной поход в Госдуму во главе трех парламентских партий их существующих лидеров – это серьезный вызов для них. Ну и, конечно, могут сыграть свою роль новые партии. Джокером этой избирательной кампаний может стать партия «Новые люди» (хочу оговориться, поскольку я имею отношение к избирательной кампании этой партии, то делаю соответствующий дисклеймер). «Партия пенсионеров» также имеет шансы «выстрелить» (на мой взгляд, исключительно за счет названия), опять же, аналитики ВЦИОМа дают им хорошие проценты. Отсюда главная интрига предстоящей думской кампании – три партии проходят в Госдуму (те же самые, но без СР) или шесть в тех или иных конфигурациях. Прохождение семи партий я считаю маловероятным. Одним из главных факторов стабилизации внутриполитической обстановки, снижения раскола общества все-таки было бы разбавление существующей политической палитры, разбавление тяжеловесов».

По словам директора департамента региональных программ Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Дарьи Кислицыной, одной из главных особенностей последних выборных циклов стало изменение системы подбора кандидатов и создание кадровой скамейки. Этот тренд, по мнению эксперта, будет продолжен в следующем году. «Эта система получила устойчивое наименование «школа губернаторов». Фактически это, в хорошем смысле, скамейка запасных. В этом году уже четвертый поток. Если мы посмотрим на четыре потока, то это более 220 выпускников, 36 из которых на данный момент стали губернаторами, около 40 стали федеральными министрами или заместителями министров. На текущий момент это самая востребованная площадка по подбору кадров», – отметила Кислицына.

При этом «выпускники», получившие высокое назначение, сегодня вынуждены демонстрировать результаты своего обучения в очень непростых условиях пандемии коронавируса и экономического кризиса.

Жители регионов направляют всю свою агрессию на местную власть, говорит президент Российской ассоциации политических консультантов Алексей Куртов: «Именно поэтому рейтинги президента и правительства растут, а мэров и губернаторов – снижаются. Дополнительно в регионах сформировался большой запрос на искренность власти. Людям нужно, чтобы с ними разговаривали по-честному. Ведь все сомнения в ковид-статистике, в качестве прививки от коронавируса идут от того, что честность в диалоге власти с населением отсутствует. Показательна история с губернатором Владимирской области Владимиром Сипягиным, который уехал лечиться в Москву. Возможно, что в Москве лежит его медицинская карта и это просто по медицинским показаниям необходимо. Но никто в это уже не верит, все говорят: он нас бросил, поехал лечиться в Москву».

Продолжая тему взаимоотношений жителей и власти, директор по политическому анализу компании ИНСОМАР Виктор Потуремский отмечает, что власть на местах должна быть не только честной, но и заботливой, а также общительной. «Люди научились жить в условиях «войны» с коронавирусом, но у них появились вопросы к власти: «А чем вы вообще занимаетесь?» Как никогда актуален запрос на качественную и эффективную коммуникацию власти с населением. Если представить, что у нас есть идеальная власть, которая делает все, что хочет население, но не общается с ним, поверьте, эти меры не будут иметь никакого значения. Актуален также запрос на позитив, доброту и заботу», – подчеркнул Потуремский.

В качестве примера федеральные эксперты приводят главу Ставропольского края Владимира Владимирова, который, стараясь быть максимально открытым для жителей региона, активно ведет социальные сети и регулярно проводит прямые линии с населением, отвечая на самые острые вопросы.

«Мы посмотрели сетевые аккаунты большинства глав южных территорий. Следует отметить, что в Ставропольском крае степень присутствия темы достаточно высока. Около 24% всех постов на инстаграм-странице губернатора Владимирова касаются вопросов, связанных с коронавирусом, мерами ограничений и поддержки граждан в условиях пандемии. Тема не «вымывается» из повестки, регион отличают высокая открытость и качественная обратная связь с населением», – обратил внимание присутствовавших президент фонда «Петербургская политика», политолог Михаил Виноградов.

В своем выступлении он также остановился на теме самоощущения элит и населения в год коронавируса: «Ключевая задача административно-управленческих элит проста: надо показать, что власть не бездействовала. Есть разные мнения насчет того, насколько власть в принципе может существенно влиять на коронавирусную угрозу, но главная задача показать, что мы не стоим на месте, мы не бездействуем, мы что-то предпринимаем. При этом второй момент заключается в том, что, несмотря на заявления, адресованные губернаторам, что, мол, вы сами решайте и так далее, у региональных властей есть подозрение, что на федеральном уровне не сильно будут в восторге от радикальных мер наподобие полного закрытия и тому подобных шагов. И поэтому в условиях размытых действий федеральной власти в регионах возникает желание не торопиться, не бежать впереди паровоза».

Среди вопросов, которые специфичны для регионов Юга России, эксперты отметили тему экологии, особенно в связи с «мусорной реформой». Политический консультант, директор консалтингового агентства NPR Group Дмитрий Фетисов обратил внимание на одно из удачных решений, найденных на Ставрополье: «Находка губернатора Владимирова – создание мобильного приложения, в котором жители могут указать место незаконной свалки и получить оперативную реакцию местной власти. В то же время экологическую повестку пытаются использовать в политической борьбе, осуществляя атаку на проект велотерренкура в Кавминводах».

По мнению Фетисова, после решения о выделении в федеральную территорию сочинского «Сириуса» не утихают слухи о наделении подобным статусом и Кавминвод. Бо́льшая часть курортно-рекреационной зоны (58%) находится в составе Ставропольского края, 33% – КЧР и 9% – КБР. «Проект «КМВ как отдельная федеральная территория» вызвал негативную реакцию населения. Никто не объяснил, как он будет финансироваться, какие будут плюсы. Слухи о создании федеральной территории «Кавминводы» могут привести к политизации проблемы и стать поводом для информационной атаки на губернатора Ставрополья и на федеральный центр», – прогнозирует эксперт.

Между тем губернатор Ставрополья не раз опровергал эти домыслы, более того, он активно показывает, что федеральные интересы могут успешно сочетаться с региональными проектами, не требуя пересмотра границ и смены статуса территорий, считает политолог, директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ Павел Салин. «Власти Ставропольского края имеют успешный опыт «заякоривания» федеральных групп влияния на территории региона. Проект «Умный город» в Железноводске, в котором участвует всем известная госкорпорация «Росатом», является таким ярким примером», – говорит эксперт.

В рамках второго, экономического блока конференции участники рассмотрели увеличение финансирования госпрограммы развития СКФО на 2021г., запуск нового нацпроекта в сфере туризма, инициативу председателя Совета Федерации РФ Валентины Матвиенко по расширению географии курортного сбора и другие вопросы социально-экономического развития территорий. Так, политолог, координатор Клуба экспертов Нижнего Поволжья Андрей Серенко изложил свою точку зрения на историю и перспективы развития института федеральных округов.

«В момент создания федеральных округов они были нацелены на решение конкретной задачи – унифицировать федеральное законодательство, поставить под контроль региональные элиты. Потом они стали превращаться в административно-бюрократические синекуры, которые служили «монументом» для определенных кланов. Во время интеграции Крыма и Севастополя в Россию был создан Крымский федеральный округ. Это была попытка ревизии или перезагрузки института федеральных округов для возращения их к проектному формату, который позволил бы сделать их более динамичными с точки зрения решения задач социально-экономической и политической сферы. Например как институты, контролирующие расходование бюджетных средств, помогающие регионам в решении инвестиционных задач. И, на мой взгляд, важнейшая задача и перспектива развития института полпредств и федеральных округов – именно в качестве проектных конструкций, – считает Серенко.– И когда, к примеру, начнется реализация проекта международного транспортного коридора «Север – Юг», почему бы на время его реализации не появиться Каспийскому федеральному округу, который мог бы объединить Астраханскую область, Калмыкию, Дагестан, Волгоградскую область, то есть те регионы, которые включены непосредственно в решение этих задач. Полпредство могло бы сыграть уникальную роль, выступив в качестве инструмента мобилизации ресурсов для форсированного решения этой задачи».

«Россия заявила транспортный коридор «Север – Юг» как модель особой экономической зоны. Но сейчас мы видим, какие конкурентные усилия проявляют Китай и другие страны, и мы понимаем, что, может быть, и не следует на этот проект тратить особенно много денег», – комментирует заместитель директора по научной работе и инновационной деятельности Института сервиса, туризма и дизайна СКФУ в г. Пятигорске Арушан Вартумян.

«Один из активных участников этого коридора – Азербайджан – теряет часть своего суверенитета под Турцией. Суть коридора: в Индии грузятся контейнеры, заходят в порт Ирана, дальше они железнодорожным либо морским транспортом идут в Астрахань. Просчитав все варианты, мы должны признать, что сейчас Россия не в состоянии финансировать и с геополитической точки зрения продвигать этот проект. Один из основных участников проекта – Иран – находясь под санкциями, финансово не в состоянии выполнить свою часть работ. Во-вторых, после войны в Карабахе Турция вошла в южную геополитическую зону, изменился геополитический расклад: НАТО появился в Азербайджане. О каком мирном экономическом сотрудничестве может идти речь?» – задается вопросом Вартумян.

В эффективном управлении Югом России и в частности северокавказскими регионами с точки зрения федцентра есть не только экономические, но и административные проблемы. Так, во времена СССР Северный Кавказ был совсем другим макрорегионом, экономически связанным между собой, отмечает директор Института прикладных политических исследований, политолог Григорий Добромелов: «Сейчас СКФО – это объединение, обоснованное политически, но не экономически. Из него исчезли Краснодар и Ростов, все кооперационные цепочки прервались. А когда нет экономики, очень сложно выстраивать оргструктуру взаимодействия. Как она выстроена сейчас: вице-премьер Юрий Трутнев отвечает за правительственную комиссию по СКФО, вице-премьер Андрей Белоусов отвечает за Минэк, а в Минэке создано по сути мини-министерство Северного Кавказа в виде трех департаментов. Какими оно обладает полномочиями для решения проблем регионов, абсолютно непонятно, потому что если и на Минрегион раньше другие министерства откровенно «забивали», то Минэк в нынешней своей конфигурации авторитетным ведомством не является, и любые попытки убедить другие министерства в том, что надо что-то делать, заканчиваются ровным счетом ничем. Все общение по Северному Кавказу идет мимо главы Минэкономразвития Максима Решетникова. По сути, его зам Михаил Бабич является неким министром Северного Кавказа».

Эксперты уделили отдельное внимание социальному самочувствию жителей ЮФО и СКФО в условиях затянувшейся эпидемии коронавируса, поделились мнениями об особой «южной ментальности» и ее влиянии на социально-экономические и политические процессы.

Одной из важных тем стало развитие туризма. Эксперты озвучили самые обсуждаемые проблемы и проекты ведущих туристических направлений региона. На Ставрополье таким проектом стал Кавминводский велотерренкур. По мнению директора Центра геодемографии и пространственного развития МГУ им. М.В. Ломоносова, демографа Александра Панина, этот проект – пример, когда у власти есть понимание, как формировать комплексы, которые могут иметь не только муниципальный эффект, но и агломерационный.

«Ни один проект за последние 10 лет не имеет таких характеристик. Велотерренкур критикуют, но когда мы смотрим на него с точки зрения пространственного развития, то мы видим большие мультипликационные эффекты, которые он может дать. Да, их надо внимательно посчитать, возможно, осторожно подредактировать траектории, но таких проектов очень мало. Кавминводский велотерренкур появился из логики генплана, люди видели, как формируются туристические потоки. И это хороший пример, когда не строится что-то новое, а просто правильно «упаковывается». В данном случае мы увидели, как региональные и муниципальные власти Ставрополья сумели понять нужность таких проектов и договориться», – говорит Панин.

Генеральный директор Центра кубанской журналистики, политобозреватель Галина Ташматова в свою очередь рассказала, что курортная сфера сегодня становится основным драйвером экономики Краснодарского края и Крыма, однако для успешного развития этой отрасли важен аспект межрегионального горизонтального взаимодействия: «Возникает вопрос: партнеры мы сегодня с Крымом или конкуренты в этой области? Над этим аспектом стоит задуматься нашим политикам. Понимая природу исторической агломерации, нужно развивать эти регионы зеркально, параллельно, как единый туристический кластер. В противном случае Крым будет существенно провисать, отставать от курортов Краснодарского края, потому что разница очевидна. Природные факторы, которые есть в Крыму, конечно, интереснее, но они не спасут, потому что современный турист хочет видеть развитую инфраструктуру. Однако единой программы развития этой агломерации в части Крыма нет. Да что говорить, у нас на Кубани до сих пор нет цельной программы развития курортов Краснодарского края. Попытка создать единый проект – «Золотое кольцо Боспорского царства» – который уже два года реализуют, это хороший межрегиональный продукт для туристического кластера Кубани, Крыма и Ростовской области, но он требует огромных вложений».

Политический эксперт Владимир Джаралла в числе самых серьезных проблем Крыма, которые влияют не только на социально-экономическое самочувствие региона, но и на его туристический потенциал, называет вопрос водоснабжения. «Из-за трехлетней засухи водохранилища исчерпаны, других источников, кроме естественных осадков, нет. Если к весне следующего года ситуация не изменится, в Крыму будет гуманитарный кризис, катастрофа», – прогнозирует Джаралла.

По мнению эксперта, решение проблемы лежит в политической плоскости, поскольку предлагаемые варианты настолько затратны с финансовой точки зрения, что практически нереализуемы. «Первый путь – получение грунтовых вод из артезианских скважин. Но объем воды, добываемой из этих источников, не перекроет необходимые потребности Крыма в целом, только отдельных населенных пунктов. Второй проект – рациональное использование водных ресурсов, замена сетей, остановка сбрасывания стоков в море и создание очистных сооружений. Этот проект будет иметь большой эффект, в том числе экономический, но в отдаленном будущем. Третий проект – опреснение морской воды. Это экономически невыгодно: сейчас себестоимость литра воды – 50 копеек, литра опресненной воды – 5 руб. Даже в Кувейте и Израиле вода, получаемая с помощью опреснения, используется только в технических нуждах. А питьевую воду поставляют из соседних стран. Еще один проект – переброска воды в Крым из Краснодарского края. Бессмысленный проект, так как труба в этом случае будет «золотой», – заключил эксперт, отметив, что сами жители Крыма воспринимают сложившуюся ситуацию «достаточно фаталистически».

Эксперты сошлись во мнении, что следующий год будет не менее трудным в экономическом и политическом плане. Однако если регионы будут строить свои проекты на основе межрегиональных связей, местные власти будут открыты к диалогу с населением, а кроме того, станут более четко формулировать цели по развитию территорий и запросы к федцентру, то у них есть все шансы пройти предстоящий год с наименьшими потерями.

Подводя итоги круглого стола, а также первого года работы АЦ «Юг», Сергей Старовойтов отметил, что этот год наглядно показал, что и в обществе, и органах власти существует запрос на качественную политическую аналитику, на объяснение социально-экономических процессов, которые происходят как в отдельных субъектах Юга, так и в масштабах всего макрорегиона. «Мы видим, что деятельность аналитического центра «Юг» стимулировала экспертную активность. И, на наш взгляд, чем больше наших коллег будет участвовать в обсуждении и анализе понимания путей развития страны в целом и ее отдельных территорий, тем успешнее будет развиваться вся страна. В России существует дефицит институализированной качественной аналитики, того, что в англоязычном мире называют think tanks – мозговыми центрами, которые заточены под анализ информации и выработку рекомендаций для органов власти. Любая экспертная активность в итоге идет на пользу обществу: с одной стороны, люди понимают, в каком направлении развивается государство, а с другой – органы власти принимают решения не по наитию, не ситуативно, а опираясь на понимание содержания политических, социальных, экономических процессов», – резюмировал Старовойтов.

Подготовлено экспертно-аналитическим центром «Юг»
Версия для печати