прокуратура:  средний размер взятки в Красноярском крае в текущем году вырос до 440 тысяч рублей
10 марта 2015

Политолог: нужны не только громкие «посадки», но и системность борьбы

Фото: РИА Новости

Утверждение авторов рейтинга «Петербургской политики» о том, что уголовные дела против губернаторов и мэров имеют целью отвлечь россиян от кризиса, получило различные оценки опрошенных «Клубом Регионов» экспертов. Владимир Слатинов замечает, что антикоррупционная повестка усиливается с 2013г., просто в 2014-м «она была не так видна на фоне украинских событий». Алексей Швайгерт убежден, что борьба с коррупцией носит эпизодический характер и ведется напоказ для «социальной релаксации». Георгий Федоров называет громкие задержания «вспышками», которых недостаточно, чтобы «снять проблему кризиса».

В новом рейтинге устойчивости регионов, ежемесячно составляемом экспертами фонда «Петербургская политика», ключевым событием февраля признано «повышение активности правоохранительных органов в отношении представителей местных элит».

Эксперты вспоминают арест мэра Биробиджана Андрея Пархоменко, за которым последовала замена губернатора ЕАО. Также упоминается об арестах вице-губернатора Краснодарского края Вадима Лукоянова и бывшего замгубернатора Александра Иванова, возбуждении уголовного дела против главы администрации Нижнего Новгорода Олега Кондрашова, а также об аресте в Карелии председателя Петросовета Олега Фокина и депутата заксобрания Давлетхана Алиханова. Добавим, в Ставропольском крае по подозрению в получении взятки в размере 1 млн руб. был задержан министр образования Василий Лямин.

Особое внимание авторы рейтинга уделили недавнему задержанию губернатора Сахалина Александра Хорошавина несмотря на то, что оно произошло в марте. Это «беспрецедентное» событие названо «мартовской сенсацией».

При этом эксперты утверждают, что путем привлечения внимания к уголовному преследованию губернаторов и других высокопоставленных региональных и муниципальных чиновников федеральным властям якобы удалось «частично переключить повестку дня с событий экономического кризиса» на антикоррупционную борьбу.

Три года ждут

Эксперт Института гуманитарно-политических исследований Владимир Слатинов согласен с утверждением о том, что повестка смещается в сторону борьбы с коррупцией, однако замечает, что началось это не в феврале, а гораздо раньше. Политолог напомнил, что ужесточение антикоррупционного законодательства наблюдается с момента избрания Владимира Путина на третий срок в 2012г. Слатинов обратил внимание, что активно проблемой коррупции с 2013г. начал заниматься Народный фронт, конкурируя со Следственным комитетом за лавры «грозы губернаторов», что «лишний раз» подтвердила ситуация с Хорошавиным.

В то же время экономическая стагнация и другие кризисные явления, от которых власть якобы намерена отвлечь внимание «посадками» чиновников, по словам Слатинова, наметились уже в 2013г. В 2014-м, одновременно с действием экономических санкций, началось и сокращение ресурсов в политико-экономической системе, что еще больше усилило антикоррупционную повестку, «просто в прошлом году она была не так видна на фоне украинских событий». «Таким образом, антикоррупционная повестка в отношении губернаторов существует с 2013г. как некое составляющее российского политического процесса, а активно начала разрабатываться с прошлого года», – резюмировал Слатинов.

Нынешнее повышенное внимание к борьбе с коррупцией обусловлено тем, что «Кремль понимает, что население скоро устанет от Украины, и ищет новые выигрышные темы». «С другой стороны, в контексте усиления кризиса губернаторов принуждают к большей дисциплинированности в отношении публичных финансов и в целом соблюдения антикоррупционных стандартов. Так что, я думаю, что господин Хорошавин не последний», – пришел к выводу Слатинов.

Один не воин

Президент центра социальных и политических исследований «Аспект», первый зампредседателя комиссии по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан ОП РФ Георгий Федоров убежден, что переключение внимания населения с темы кризиса на борьбу с коррупцией – это только «вспышка». «На постоянной основе, чтобы снять проблему кризиса и переключиться на борьбу с коррупцией, этих разовых акций недостаточно. Чтобы это перешло в систему, необходимы не только громкие акты, но и системность борьбы», – считает эксперт. Действия властей он объяснил желанием решить множество вопросов «одним махом», избавляясь с помощью отставок или уголовных дел от «губернатора или чиновника, который себя плохо ведет». Это, по словам Федорова, также позволяет федеральной власти частично переложить ответственность за кризис на руководство субъектов, а не нести ее в одиночку.

Козлы отпущения

Политконсультант Алексей Швайгерт не видит признаков того, что власть активно взялась за решение проблемы коррупции в высших эшелонах региональной власти. Он, как и Слатинов, напомнил, что антикоррупционная повестка в том или ином виде присутствовала «всегда», но существовала, по словам Швайгерта, в «фоновом режиме». «Так что, если отставить за скобками громкое задержание Хорошавина и все его бриллиантовые ручки и миллиарды, то по большому счету таких резонансных событий не было», – сказал эксперт. По его мнению, пока рано говорить о том, что против бюрократии развернута специальная антикоррупционная программа: «Вряд ли власть будет рубить сук, на котором сидит».

Речь, по словам Швайгерта, пока идет о ситуативных процессах, за которыми стоит борьба за активы, экономическое влияние и перераспределение дефицитных ресурсов. «Они выносятся напоказ, чтобы показать обществу, что в кризис будет плохо всем. Нахождение козлов отпущения – это нормальный с точки зрения провластной риторики ход для социальной релаксации», – поделился эксперт своим мнением.

Версия для печати